Accessibility links

«Вас тут не стояло»


Любой высокопоставленный чиновник должен жить в республике со своей семьей, его дети должны лечиться в местных больницах, учиться в местных школах – он кожей должен чувствовать все проблемы, с которыми сталкиваются люди каждый день

Любой высокопоставленный чиновник должен жить в республике со своей семьей, его дети должны лечиться в местных больницах, учиться в местных школах – он кожей должен чувствовать все проблемы, с которыми сталкиваются люди каждый день

В преддверии парламентских выборов в Южной Осетии местная общественность вновь поднимает вопрос о целесообразности сохранения так называемого ценза оседлости для кандидатов в депутаты. Напомним, что по Конституции Южной Осетии депутатом может быть избран гражданин, последние пять лет постоянно проживающий на территории республики. Для избрания на должность президента этот срок определен в 10 лет.

Вчера на заседании дискуссионного клуба «Ныхас», посвященном Дню Конституции, руководитель управления по внутренней политике при администрации президента Южной Осетии Инал Санакоев заявил о необходимости убрать ценз оседлости из основного закона республики:

«Мы только становимся на ноги, начинаем развиваться, строить гражданское общество, экономику и политическую систему. И ценз оседлости в данном случае – чрезмерная роскошь. На мой взгляд, нужно его убрать и обеспечить приток человеческого капитала, кадров, которые бы занялись восстановлением республики».

Далеко не все жители Южной Осетии согласны с этим мнением чиновника.
Например, руководитель общественного движения «Твой выбор – Осетия» Алан Джусоев, напротив, считает, что кадровый голод республике не грозит. Наоборот, дела обстоят таким образом, что человеческий потенциал республики в значительной мере остается невостребованным.

Алан Джусоев против отмены ценза оседлости, более того, он за его ужесточение. По мнению эксперта, не только депутаты и президент, но и любой высокопоставленный чиновник должен жить в республике со своей семьей. Его дети должны лечиться в местных больницах, учиться в местных школах – он кожей должен чувствовать все проблемы, с которыми сталкиваются люди каждый день.

Что касается успешных и продвинутых выходцев из Южной Осетии – российских чиновников, бизнесменов, – то помимо руководящих должностей в республике для них хватает места, где можно приложить свои таланты на благо себе и Южной Осетии.

«Мне непонятно, зачем эти люди приходят сюда, хотят быть президентами и депутатами, – говорит Алан Джусоев. – Если они хотят сделать что-то полезное для своего народа, то пусть открывают производства, создают рабочие места. Ни один бизнесмен, выходец из Южной Осетии, не открыл здесь ни одного производства. У меня складывается впечатление, что этим людям нужны здесь высокие должности, чтобы перед ними открылись двери московских кабинетов, чтобы лоббировать свои интересы на территории России. Я не вижу других мотивов, потому что их работы в республике не видно».

По мнению югоосетинского общественника Алана Парастаева, ценз оседлости преподносится местному обществу как некий фильтр, отделяющий патриотов, тех, кто отстаивал независимость республики, делил все тяготы безвременья со своим народом, от прочих, кто оказался как бы безразличным к судьбе своей родины, покинул ее в тяжелое время. Проблема в том, говорит Алан Парастаев, что этот закон явно не справляется с возложенной на него функцией:

«А если, к примеру, человек двадцать лет жил в республике, перенес все эти войны, голод, холод, а потом, уже после признания независимости, зная, что республика в безопасности, поехал в Россию на хорошую работу. Он что, тоже не имеет права баллотироваться в депутаты? Или те люди, которые вынуждены были уехать из-за преследований режима Кокойты, – они тоже выпадают из числа достойных быть избранными? Мы не можем на законодательном уровне определить, кто патриот, а кто нет, кто хочет работать на благо Южной Осетии, а кто приехал бюджет пилить. Это только избиратель может определить».

Алан Парастаев считает, что публикуемой в агитационных материалах биографии кандидата вполне достаточно, чтобы избиратель сам разобрался, достоин человек доверия или нет.

По мнению бывшего заместителя председателя Верховного суда Южной Осетии Юрия Кокоева, никакого отношения к нравственным категориям этот ценз оседлости не имеет. Эта поправка к Конституции была принята югоосетинским парламентом во времена перового президента Людивга Чибирова с единственной целью – отсечь лишних конкурентов на президентских выборах, в т.ч. бывшего первого секретаря югоосетинского обкома Феликса Санакоева и прочих советских деятелей, проживавших к тому времени за пределами республики. Правда, этот ценз каким-то образом проскочил молодой кандидат Эдуард Кокойты, который явно не соответствовал новым требованиям Конституции.

Это все уже история, говорит Юрий Шалович, что касается ценза оседлости, то его нужно срочно отменять, потому что он противозаконен:

«Согласно статье 23 главы второй Конституции Южной Осетии (права, свободы и обязанности гражданина и человека), не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, вступившему в законную силу. Согласно статье 93, эта глава Конституции может быть изменена только в результате референдума. Никаких референдумов перед принятием т.н. ценза оседлости не проводилось, следовательно, парламент, принявший его, нарушил Конституцию».

Самое интересное в том, что в республиканском законодательстве нет понятия «постоянное проживание», говорит Юрий Кокоев:

«В законе есть термин «преимущественное проживание» – это когда в течение года человек большую часть времени находится не территории республики. ЦИК обычно передает эти вопросы на откуп парламенту. Но и парламент не вправе принимать подобные решения – только Конституционный суд может проводить толкование закона. Только вот незадача: нет в республике Конституционного суда».

А это значит, что кандидаты в депутаты, которым ЦИК откажет в регистрации, как не соответствующим требованиям закона, имеют полное право опротестовать результаты выборов, как проведенных с нарушением Конституции. Получается, нужно либо отменять ценз оседлости, либо проводить референдум о внесении поправок в основной закон республики и только потом выборы в парламент.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG