Accessibility links

Бастуют все!


Горняки, пожарники, учителя, работники искусств, водители транспорта, таможенники... Бастуют все, и происходит это по всей Грузии. Акций так много, что журналисты уже перестают обращать на них внимания, если не происходит чего-либо действительно неординарного

Горняки, пожарники, учителя, работники искусств, водители транспорта, таможенники... Бастуют все, и происходит это по всей Грузии. Акций так много, что журналисты уже перестают обращать на них внимания, если не происходит чего-либо действительно неординарного

После смены власти в октябре 2012 года в Грузии был зафиксирован беспрецедентный рост забастовок. По данным Объединенных профсоюзов, в 2013 году в стране прошло 120 забастовок, тогда как в 2012 году их количество не превысило и десяти. Эксперты связывают рост протестных выступлений прежде всего с изменением трудового законодательства.

Горняки, пожарники, учителя, работники искусств, водители транспорта, таможенники... Бастуют все, и происходит это по всей Грузии. Акций так много, что журналисты уже перестают обращать на них внимания, если не происходит чего-либо действительно неординарного.

Согласно статистике, получается, что в прошлом году забастовки происходили каждый третий день. Не спадает накал страстей и в нынешнем году: как говорят в Объединенных профсоюзах Грузии, с начала года уже зафиксировано около 60 выступлений. Требования протестующих стандартные – повышение зарплат и улучшение условий труда, предоставление расширенных социальных пакетов, возмещение медицинских расходов на лечение заболеваний, вызванных вредными условиями труда, и т.д.

Представитель Центра изучения и мониторинга прав человека Лина Гвинианидзе занимается изучением забастовочного движения, в том числе и в «полевых условиях». По ее мнению, главной причиной роста числа протестных акций стали изменения, внесенные в Трудовой кодекс Грузии:

«В разговорах со мной бастующие не раз заявляли, что после принятия поправок (в Трудовой кодекс) у них появилась надежда на большую защищенность в трудовых спорах с работодателем. Дополнительный импульс протестному движению придала смена власти. Новое правительство сделало упор на усиление защиты прав работников».

О решающем значении нового Трудового кодекса говорит и юрист Объединенных профсоюзов Раиса Липартелиани:

«В прошлом Трудовом кодексе мы имели две стороны: работодателя с безграничными полномочиями в трудовых спорах и нанятого сотрудника с фактически рабским правовым статусом. И хотя в новый Трудовой кодекс не вошли многие высказанные нами замечания, он, безусловно, создал определенный задел для решения трудовых споров на основе норм тех международных конвенций, которые подписало грузинское правительство. Теперь люди через забастовки пытаются защищать свои права».

Экономический аналитик Георгий Абашишвили в свою очередь добавляет, что рост количества забастовок не вызван ухудшением социально-экономического фона в стране. Он полагает, что на остановку работы трудящихся толкают прежде всего непрофессиональные менеджеры:

«Забастовка является крайней формой протеста, поэтому причины, вызвавшие ее, мы должны искать в очень низком качестве менеджмента работодателей. Именно их прямой задачей является посредством переговорного процесса не доводить людей до таких мер. Рост количества забастовок вынудит руководство предприятий повышать качество работы среднего руководящего звена, а бастующих – поднимать общий уровень культуры трудовых споров».

Несмотря на угрожающий рост числа забастовок, в профсоюзах заявляют, что главные требования протестующих соответствуют минимальным требованиям к условиям и оплате труда. Подчеркнули в профсоюзах и то, что участники акций протеста все чаще используют цивилизованные механизмы решения трудовых споров. Большинство забастовок проходят при поддержке Объединенных профсоюзов в полном соответствии с Трудовым кодексом.
XS
SM
MD
LG