Accessibility links

«Стоп, судебная машина!»


На следующее заседание суд соберется только через десять дней, когда истечет срок, в течение которого его решение может быть обжаловано в президиуме Верховного суда Республики Абхазия

На следующее заседание суд соберется только через десять дней, когда истечет срок, в течение которого его решение может быть обжаловано в президиуме Верховного суда Республики Абхазия

Сегодня в Верховном суде Абхазии продолжился судебный процесс по делу о покушениях на жизнь президента республики Александра Анкваба. «Эхо Кавказа» уже три недели не рассказывало о ходе судебного следствия, хотя за это время было проведено немало заседаний. Причина простая – рассказывать особо нечего. По сути, судебное следствие застопорилось.

Связано это было и с тем, что неоднократно по разным причинам менялись переводчики с абхазского на русский и наоборот (подсудимый Рамзи Хашиг высказал желание давать показания на родном языке). И с тем, что не раз приходилось откладывать просмотр видеограммы его допросов на предварительном следствии, так как качество звука оказывалось неудовлетворительным, и с другими накладками. После одной из неудач с видеопросмотром суд в связи с истечением 8 апреля срока содержания семерых подсудимых под стражей продлил эту меру пресечения еще на три месяца. При этом вопрос о мере пресечения в отношении каждого подсудимого решался в индивидуальном порядке, что также заняло немало времени.

Сегодняшнее заседание должно было начаться с продолжения просмотра упомянутой видеограммы, но адвокат подсудимого Рамзи Хашига Омяни Логуа выступил с ходатайством о том, что определение суда о продлении его подзащитному меры пресечения в виде содержания под стражей должно быть вручено ему на абхазском языке, в связи с тем, что тот в недостаточной мере владеет русским. После вопросов адвокату председательствующего на суде Романа Кварчия: «Из каких наблюдений вы сделали вывод о его недостаточном владении русским языком?»; «Когда, на каком этапе вами был сделан такой вывод?» и других, а также ответов Омяни Логуа почти час продолжалось обсуждение ходатайства участниками процесса. Подсудимые и их адвокаты, как и прежде в подобных случаях, его поддержали, а потерпевшие, их представители и гособвинение – нет.

Адвокат со стороны потерпевших Фрида Лазба, в частности, заявила:

«Мы считаем, что, пользуясь своим численным преимуществом, сторона защиты подсудимых изо дня в день, из заседания в заседание затягивает процесс. Для чего это ей нужно, мы не знаем, кто за этим стоит – тоже не знаем».

Один из потерпевших, Пандария, сказал о том, что сам он знает государственный, абхазский язык идеально, но это, к сожалению, «всеобщая проблема» – из-за того, что кто-то не владеет им или владеет не в достаточной мере, приходится переходить на русский, язык межнационального общения. И призвал всех вместе решать эту проблему. Что касается ходатайства Логуа, то он его не поддержал. Представитель гособвинения Дамир Квициния также возразил против ходатайства. По его словам, то, что подсудимый Хашиг не владеет русским языком в той мере, чтобы правильно воспринимать происходящее на судебном процессе, – это нелепость, в которую невозможно поверить. До того, как Рамзи изъявил желание давать показания на абхазском, прошло около тридцати заседаний суда, и он принимал в них активное участие, задавал вопросы свидетелям, говорившим на русском. А если сторона защиты хочет, чтобы подсудимый обязательно имел текст определения на абхазском, пусть она наймет переводчика и обеспечит его таким текстом.

Взявший затем слово подсудимый Эдгар Читанава прежде всего поддержал слова потерпевшего Пандария о том, что надо всем знать государственный язык, изучать его, а то, что судопроизводство ведется у нас, как правило, на русском, – это трагедия. Сторону защиты подсудимых, сказал он также, вновь обвиняют в том, что она затягивает процесс, и возмутился: зачем, мол, нам это надо?

Тему языка продолжил его брат, подсудимый Эдлар Читанава:

«Когда умер Сталин, в Абхазии в школах заставляли детей плакать, заставляли говорить на грузинском языке. Мы боялись говорить на своем языке. Сегодня мы живем в независимой Абхазской республике, которую отвоевали, за которую погибали... И мне стыдно, что сегодня вы здесь все обсуждаете: можно ему говорить, не можно ему говорить?»

Адвокат со стороны подсудимых Омар Берулава возмутился прозвучавшим со стороны оппонентов предложением суду не только отказать в данном ходатайстве, но и впредь не реагировать на подобные повторяющиеся ходатайства; это было бы грубейшим нарушением прав защиты.

После часового перерыва суд объявил об итогах своего совещания: ходатайство адвоката Логуа не поддержать. На следующее заседание суд соберется только через десять дней, когда истечет срок, в течение которого это решение может быть обжаловано в президиуме Верховного суда РА.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG