Accessibility links

Артур Миквабия: «У нас нет эффективного реального сектора экономики»


Артур Миквабия. Фото: Валерий Мельников

Артур Миквабия. Фото: Валерий Мельников

Елена Заводская: Артур Артемович, за последнее время вы уже несколько раз заявляли, что Абхазии в 2015 году грозит дефолт. Что служит основанием для такого прогноза? И что нас ждет в ближайшее время?

Артур Миквабия: Я думаю, что трудные времена. Мы с будущего года должны начать выплачивать долги за железную дорогу – это два миллиарда рублей, банковский долг – 800 миллионов рублей. И еще одна проблема: с будущего года надо будет компенсировать 500 миллионов рублей, это те деньги, которые нам поступали в виде пошлин. Мы ратифицировали договор с Россией и будем беспошлинно вывозить свои товары, а они будут сюда ввозить. Но, к сожалению, мне кажется, что мы не все параметры учли. Торговый и платежный баланс в лучшем случае должен быть 50/50, а у нас 87-85% мы ввозим, а 13% – вывозим. Ввозят к нам больше, мы вывозим значительно меньше. Долги надо возвращать. Раз мы возвращаем долги в отсутствии нормально функционирующей экономики – а у нас ее просто нет, у нас нет эффективного реального сектора экономики, – то мы пытаемся как-то компенсировать введением НДС на ввозимые товары на границе, но это обязательно приведет к повышению цен.

Е.З.: Какую сумму мы должны будем выплатить в 2015 году по нашим обязательствам?

А.М.: В районе 800 миллионов рублей. При этом абхазский бюджет примерно три миллиарда рублей. Это почти одна треть. Три миллиарда рублей образуются с российской помощью. Если бы у нас не было российской помощи, то у нас бюджет был бы не три миллиарда, а значительно меньше. Для нас эти три миллиарда в определенной мере и оборотные средства. В чем сложность? С вводом новых объектов будет расти нагрузка на бюджет. Особенно это касается социальных объектов, которые мы сейчас вводим. Какая там сумма, пока они (правительство) сами точно не знают. У нас растут расходы и на содержание аппарата, увеличиваются штаты, улучшаются условия их труда и так далее. При этом доходы зависят только от российской помощи. Это опять же неэффективное управление.

Е.З.: А какой рост цен вы прогнозируете?

А.М: Насколько у нас вырастут цены на потребительские товары? Я думаю, что наполовину. Не менее того. Тут еще надо добавить сам процесс инфляции и рост рубля по отношению к доллару. Он уже начался, этот процесс. Скажем, если семья зарабатывает от тысячи до двух тысяч долларов месяц, и они не чувствуют себя богатыми людьми, это у нас средний класс, то с ростом цен их зарплата не увеличится.

Е.З.: Почему сложилась такая ситуация? Как, по-вашему, все ли наше правительство делает так, как надо? Одна из серьезных государственных программ сегодня – сельскохозяйственная. Что она нам даст?

А.М: Какие стратегические, на мой взгляд, допущены ошибки в планировании и управлении? На мой взгляд, мы упустили время, когда должны были понять, что Абхазия конкурентоспособна, прежде всего, в мировом разделении труда своими природно-климатическими условиями. Это оказание рекреационных услуг, туризм. К сожалению, не была разработана его стратегия, в эту сферу мало вкладывалось. Речь шла о том, что туда будут вкладываться только деньги бизнеса. Сильно мы туда не вкладывали. Хотя наиболее высокая отдача для нас – это услуги, которые можно оказывать в сфере курортов, туризма и рекреации.

Я не могу утверждать, что нет необходимости развивать сельское производство. Но я не видел расчетов эффективности выпускаемой продукции. Я не верю, что на 15 тысячах гектаров земли (именно столько земель для возделывания есть сегодня в Абхазии) можно вырастить столько продукции, чтобы мы с вами жили хорошо. Я не знаю ни одного примера, когда государство, имея слабую индустриальную базу, имело бы развитое сельское хозяйство. Это два соединяющихся сосуда. У нас может получиться так, что мы продукции произведем много, но она опять же может быть неконкурентоспособна по отношению к российской ни по цене, ни по качеству. У нас не определены были точки развития. Главное для нас было бы продолжить развитие туристического и рекреационного бизнеса, подтянуть наше сельское производство и выстроить эффективную модель.

Е.З.: 2015 год не за горами. Что можно предпринять?

А.М: Мы ограничены в ресурсах. И в этой связи никакие амортизационные меры принять не можем. Но надо продумать систему, улучшить бухгалтерский учет, статистику, перераспределить налоговое бремя среди всех, и, конечно же, очень важным становится борьба с коррупцией. У нас очень высокий уровень коррупции.

Е.З.: Можете вы как-то оценить этот уровень?
Артур Миквабия: Как его можно оценить, если мы не ведем первичный бухгалтерский учет? Я не знаю, что вам сказать. Сколько мы производим, на какую сумму, сколько продаем – все за какой-то пеленой. По экспертным оценкам, некоторые говорят, что 80%, некоторые говорят - 60%-70%. На самом деле, если есть больше половины, то это представляет смертельную угрозу государству.

Е.З.: А кто должен нести ответственность?

А.М.: У нас за внутреннюю и внешнюю политику отвечает глава государства. Это сфера ответственности кабинета министров. Что касается парламента, я уверен, что парламент готов, чтобы мы не попали в дефолт, улучшить законодательную базу, принять соответствующие постановления, разъяснить нашим избирателям. Парламент готов к такому сотрудничеству.

Е.З.: А что мешает этому сотрудничеству быть эффективным?

Артур Миквабия: Оно не очень эффективно из-за того, что мы плохо себе представляем, в каком направлении мы двигаемся и какие задачи в первую очередь надо решать, какие во вторую, в третью и так далее.

Е.З.: А кто у нас в государстве сегодня это себе представляет?

А.М.: Я не знаю. Я просто знаю, что за развитие экономики и социальных вопросов отвечает правительство. Мы тоже имеем ответственность в этой связи, но все же первую скрипку играет исполнительная власть. Главный вопрос, который мы должны решить, – это жить по средствам. Мы не живем по средствам, и излишняя, на мой взгляд, финансовая помощь, которая к нам поступает, недостаточно эффективно используется и контролируется. Она разбазаривается. Мы говорим, что у нас высокий уровень коррупции, а когда вы в последний раз слышали, что кого-то привлекли за эту коррупцию к ответственности?

Е.З.: В предыдущие годы средства в Абхазию из России поступали в рамках Комплексного плана. Сейчас произошло, если так можно сказать, переформатирование. Теперь это будет Инвестиционная программа. Как вы к этому относитесь? И что нам надо делать в этой связи?

А.М: Мне кажется, что в развитии экономики Абхазии наступает новый этап. Российское государство нам выделяло деньги на развитие. Сейчас тоже обещали выделить какие-то деньги, но их недостаточно. И думаю, что идея о том, что сюда придет российский бизнес и он может помочь в решении наших проблем, имеет право на жизнь. Я бы определил в денежном выражении, сколько нам надо денег для того, чтобы мы могли сами развиваться без какой-то очень большой помощи от России. То есть составил бы план, по которому бы помощь России поэтапно сокращалась. По моим подсчетам, это примерно один миллиард долларов. Посмотреть отрасли, где мы можем заработать, посчитать, сколько нам надо денег, чтобы это начало работать. Мы сегодня ведем себя как какая-то африканская страна, которая весь разговор сводит к тому, что: приезжайте, за нас все это сделайте, посчитайте, сами работайте, а мы на вас посмотрим. Но нам хочется при этом получать заработную плату, деньги получать и неплохо себя чувствовать, вести богатую и разнообразную жизнь. Хочу всех разочаровать. Не будет этого. Тот, кто работает, он и будет зарабатывать.

Е.З.: А чем мы располагаем и на чем можем заработать?

А.М: Если взять наши ресурсы и посчитать, у нас 240 километров теплого моря, у нас 240 километров великолепных для отдыха, для экскурсий и для туризма в предгорной части Абхазии. Россия играет решающую роль в том, чтобы на наш суверенитет никто не покушался, и за это ей большое спасибо. У нас есть энергетика, за генерацию мы почти ничего не платим. Я сам себе задаю вопрос: «А почему мы не можем это подсчитать?» У нас все исходные данные есть. И тогда мы могли бы определить, что нам продать, а что нам не продавать, куда нам надо пустить инвестора, а куда нам не надо пускать. Это и есть стратегия развития.

Е.З.: А у правительства она есть в сфере инвестиций?

А.М: Нет. Мы должны немножко подтянуть ремни и мобилизоваться на решение вот этих насущных проблем. И в этой связи, думаю, что ныне действующей власти, в том числе и законодательной, будет очень сложно. Среди населения нашего нет того высокого уровня доверия, который нужен во все переходные периоды. Если взять в целом, в чем все же ошибка власти, то, к сожалению, мы очень долгое время пытаемся построить государство некоммунистического типа советскими методами. Его невозможно так построить. Современное государство – это другие методы управления, которые отличаются от советских. А на этом фоне у нас падает профессионализм. У нас, к сожалению, зачастую назначают по уровню удобства. Выполняет человек твою волю или не выполняет. Это мешает развитию. Что может еще мешать? Это когда средства массовой информации, особенно телевидение, все время рассказывают нам об успехах и создают иллюзорное представление о положении дел в стране. Люди понимают, что это всего лишь плохая картинка, а не настоящая жизнь. И это тоже накладывает отпечаток на то, что люди не готовы идти, как шли в бой.

Е.З.: А в чем причина? Почему правительство так упорно не хочет писать программы развития?

А.М: Это порождено тем, что никто их особо и не спрашивает. У меня такое впечатление, что не доверяет правительство народу, боясь потом нести ответственность. Получается какая-то коллективная безответственность.

Е.З.: Если правительство ничего предпринимать не будет, чем это может ему грозить?

А.М: Будет серьезное социальное недовольство. Я на самом деле оптимист, но чтобы быть оптимистом, надо понимать происходящие процессы. А в данном случае не только население, но и депутаты не имеют достаточной информации, что же происходит в стране. Ее или недоговаривают, или о ней умалчивают. На самом деле закрытость нашей системы мешает в определении задач и движении вперед.

Е.З.: Какой вы видите роль парламента?

А.М: Парламент – это площадка для обсуждения и высказывания разных позиций для достижения общей цели. И не надо этого бояться. Если кто-то критикует, попытайтесь его убедить. Например, никто не знает, когда у нас улучшится ситуация с дорогами. Все ссылаются на то, что если российские деньги придут, будем делать, не придут – не будем. Сегодня так жить нельзя. Мы очень часто рассматриваем вопрос, как тратить деньги, и очень-очень редко, как их заработать...


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG