Accessibility links

В скором будущем грузинская и абхазская стороны, возможно, создадут совместную комиссию, которая займется вопросами реставрации архитектурных памятников в конфликтной зоне. Об этом газете «Мтели квира» сообщила заместитель министра по вопросам примирения Кети Цихелашвили. По ее словам, в работе комиссии могут принять участие зарубежные эксперты.

«Мы считаем, что на первом этапе эксперты должны описать состояние памятников и подготовить объективное заключение. Затем надо приступить к реставрации там, где она необходима, и провести ее надо в соответствии со всеми стандартами, чтобы больше ничего не уничтожить, как это случилось с некоторыми памятниками», – приводит газета слова замминистра.

Завершить переговоры по формированию комиссии планируется во время следующего раунда Женевских дискуссий.


В Ахалгорском районе начали выдавать новые пропуска, с помощью которых местные жители смогут пересекать административную границу с Южной Осетией. Газета «Резонанси» сообщает, что с 1 мая этого года новые документы должны заменить форму №9. В местном отделении милиции уже вывесили список с 300 именами тех людей, которым новый пропуск гарантирован.

«Пропуск будет выдаваться почти всем, у кого есть форма №9. Но местные жители и представители местных де-факто властей в неофициальном разговоре отмечают, что пропуск не получат те люди, которые приезжают в Ахалгори лишь одни-два раза в год», – пишет журналистка Мари Отарашвили.

Пока неясно, смогут ли обладатели новых пропусков принять участие в намеченных на ближайшее время парламентских выборах в де-факто республике. Во время прошлых выборов голосовать могли все, у кого на руках была форма №9. Югоосетинские паспорта есть примерно у 30-40% ахалгорцев, сообщает газета.

Еженедельник «Квирис палитра» рассказывает о недавней трагедии, которая произошла в небольшом селе на юге Грузии. 42-летний мужчина решил покончить жизнь самоубийством, чтобы таким способом собрать деньги на срочную операцию для малолетней дочери.

«Папочка мне сказал: «Дочка, на деньги с моих поминок сделай себе операцию, другого пути не остается». Я ему сказала, чтобы он не беспокоился, что нам обязательно помогут, и обняла его. Он больше мне ничего не говорил. На следующий день папа повесился», – приводит газета слова дочери Ирины Карчхадзе.

Операция была нужна для устранения закрытого перелома руки девочки. В течение нескольких дней семья тщетно упрашивала родных и соседей одолжить им 2100 лари на лечение. Страховая компания тоже не спешила помогать. Все это время ребенок страдал от болей у себя дома без элементарного наблюдения со стороны врачей, без обезболивающих средств.

«После того как мой муж повесился, вмешались глава местной управы – гамгебели и руководство села. Страховая компания профинансировала операцию только под их давлением. Но ничего уже не изменить! Мераба никто нам не вернет. Ему пришлось умереть, чтобы ребенок не стал инвалидом», - рассказывает жена Лия Хурцидзе.

Детали этой истории журналистка Тея Хурцидзе пыталась выяснить в страховой компании и в правительстве. Все ее респонденты ссылались на халатность отдельных людей, отрицая наличие системных проблем в сфере здравоохранения.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG