Accessibility links

Две недели назад я комментировал вызов президента Михаила Саакашвили на допрос в прокуратуру и вообще систематическое судебное преследование прежней власти, а ныне основной оппозиционной силы. Я это делал с точки зрения, которая кажется мне самой важной: как это соотносится с ценностями демократии и верховенства права.

Но в грузинских дискуссиях обычно вопрос ставится по-другому. На одной стороне – желание народа и право либо обязанность правительства «восстановить справедливость», т.е. вызывать на допросы и сажать представителей прежней власти; но мешает этому исторический момент, когда Грузия собирается подписать договор об ассоциации с Евросоюзом. Преследование бывшего президента может этому помешать, потому что Западу это не нравится. Т.е. суть возражения не в том, что «это неправильно», а в том, что «сейчас не время». Этот аргумент подчеркивают и многие из тех, кто считает себя последовательным сторонником европейских ценностей.

Но логика «сейчас не время» подразумевает признание, что демократическая Европа смотрит на систематическое преследование прежней власти отрицательно, т.е. грузинское правительство делает что-то такое, что Европе кажется неправильным. Это создает в умах несколько странное противостояние: на одной стороне – справедливость, на другой – демократическая Европа. Но почему последняя может быть против справедливости? И если она не любит справедливость, то зачем Грузии вообще с ней ассоциироваться?

Не буду повторять конкретные аргументы, согласно которым действия грузинской власти, прикрывающиеся словом «справедливость», на самом деле никак не способствуют укоренению демократии либо верховенства права. Но сейчас важно зафиксировать, что в умах правительства, его сторонников и большой части грузинского общества существует именно такое противостояние: Европа против «восстановления справедливости». Соответственно, можно предположить, что именно противодействие Запада является основным фактором, который как-то сдерживает стремление власти до конца разгромить существующую оппозицию.

Исходя из этой реальности, естественно задать некоторые вопросы. Например, почему власть именно сейчас решила достать Саакашвили? Согласно всем дипломатическим источникам, именно здесь проходила негласная «красная линия»: Запад решил с пониманием отнестись к предыдущим арестам, в том числе бывшего премьера Вано Мерабишвили (хотя отнюдь не был в восторге от этого), но многократно разъяснял тбилисским властям, что не сможет спокойно реагировать на арест Саакашвили. Параллельно последнего убеждали (и, как видно, убедили), что лучше ему, от греха подальше, пока переехать на Запад. Казалось, негласное соглашение действовало.

Изменение политики означало открытое и демонстративное игнорирование мнения Запада. Почему правительство решило так поступить? Его радикальные критики (в том числе сам Саакашвили) видят российский след: это Путин заказал Тбилиси воздействовать на бывшего президента, который проявляет излишнюю активность на Украине. Теорию заговоров можно еще более углубить: на самом деле Иванишвили хочет сорвать подписание договора об ассоциации, но не хочет брать за это ответственность, поэтому власти стремятся поставить Евросоюз в положение, когда он сам откажется от Грузии.

Мне кажется, строить столь сложные теории нет необходимости. Грузинское правительство умеет читать элементарные сигналы. Украинские события ослабили Запад, а это означает, что требования Европы можно игнорировать даже в момент, когда Грузия готовится к подписанию с ней же договора об ассоциации. Когда Янукович отказался подписывать такой же документ в Вильнюсе, официальные представители Тбилиси стали говорить, что для Грузии это даже хорошо. С этим согласиться трудно, поскольку ослабление европейски ориентированной Украины ставит Грузию в гораздо более сложное положение.

Но в тактическом, краткосрочном смысле украинский кризис действительно на руку сегодняшнему правительству: Европа поняла, что находится в геополитическом соперничестве с Россией и должна культивировать своих сторонников. Если ранее страны партнерства – Украина, Молдова, Грузия – соревновались друг с другом, кто лучше выполнит «домашние задания» и получит больше от Европы, теперь создалась ситуация, когда подписание с ними договоров об ассоциации стало делом чести для самих европейцев. Именно поэтому они решили ускорить подписание договоров сначала до августа, затем до июня.

А раз так, они уже не могут ставить условия в столь категорической форме, в какой они делали это раньше. Еще в Вильнюсе Евросоюз был готов подписать договор с Януковичем даже без освобождения Юлии Тимошенко. Значит, и Грузии можно «восстанавливать справедливость» по полной программе.


Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG