Accessibility links

Политическая лингвистика


Когда после грузино-абхазской войны в Абхазии была изменена топонимика и Гали стал Галом, а Ткварчели – Ткуарчалом, подавляющее большинство решило, что именно так это «патриотично»

Когда после грузино-абхазской войны в Абхазии была изменена топонимика и Гали стал Галом, а Ткварчели – Ткуарчалом, подавляющее большинство решило, что именно так это «патриотично»

Политика нередко вторгается в ономастику, грамматику и прочие области лингвистики. Явление родилось, конечно, не сегодня и не вчера. Помнится, на рубеже 80-90-х годов прошлого века в московских изданиях стали вместо «Таллин» писать «Таллинн», с двумя «н», вместо «Татария», «Башкирия», «Молдавия», «Белоруссия» – «Татарстан», «Башкортостан», «Молдова», «Беларусь» и т.д. Некоторые из этих нововведений укоренились и вытеснили прежние, скажем, Татарстан, другие употребляются наряду с прежними, что кому больше нравится, а третьи и вовсе канули в Лету. Например, «Таллинн».

Ну, в самом деле, почему на русском языке надо писать «Таллин» так же, как он пишется на эстонском? Ведь не требуют же у русских французы, чтобы те писали и произносили название их столицы как «Пари», а итальянцы – как «Рома». Как сложилось в русском языке исторически, так и сложилось. Действительно, почему «Беларусь», «Молдова»? Если следовать этой логике, то и не Литва должна присутствовать в русском языке, а «Летува», не Германия, а «Дойчланд». Тем не менее – «Татарстан», а «Татария» практически исчезла. Язык, как известно, явление живое, меняющееся.

23 июля 1992 года на историческом заседании сессии Верховного Совета Абхазии, когда были утверждены ее государственная символика и название «Республика Абхазия», тогдашний (и нынешний) абхазский парламентарий Валерий Кварчия предложил другой вариант – «Республика Апсны». Но председатель ВС Владислав Ардзинба не поддержал его порыв: пусть останется название, под которым Абхазию знают в мире... Тогда действительно не до того было, решался вопрос о судьбе народа и государственности Абхазии. Но это не значит, что данный вопрос снят раз и навсегда... Кстати, в грузинском обществе тоже далеко не все довольны названием страны «Грузия». Но при этом звучат предложения ввести в международный оборот не самоназвание «Сакартвело», а «Георгия» или «Джорджия».

Особый случай – споры по вопросу: «на Украине» или «в Украине». Политизация тут сразу бросалась в глаза, когда на протяжении многих лет одни участники ток-шоу на российских телеканалах, демонстрируя политкорректность, говорили «в Украине», а те, которые не считали нужным делать это, – по-старому, «на Украине». Сейчас в России почти все вернулись к старому варианту.

Года три назад, после экскурсии по Крещатику и Майдану Незалежности вместе с коллегами по международному журналистскому семинару под эгидой Совета Европы, я спросил у нашего киевского гида, почему украинцы настаивают на том, чтобы в русском языке в данном случае употреблялся именно предлог «в». И она объяснила: когда на русском языке говорят про страны, употребляют именно этот предлог: в России, в Польше, в США, даже в Белоруссии; а «на» – это имеется в виду какая-то часть страны: на Орловщине, на Тамбовщине... То есть когда говорят «на», это жителей Украины принижает и обижает... Я политкорректно промолчал, хотя в душе улыбнулся, увидев тут некие комплексы. Ну, что делать, если в русском языке так уж сложилось: «в Белоруссии», но «на Украине»? Мне и окружающим никогда не приходило в голову, что тут есть какое-то пренебрежение. Вот в Абхазии обычно говорят: поехать «на Пицунду», а не «в Пицунду», подразумевая, наверное, курорт, а не город. Ну, и что, не думаю, что это обижает пицундцев... А еще в Сухуме все говорят: «на Новом районе», а не «в Новом районе». Загадочная вещь этот язык.

Вместе с тем политизация лингвистики наблюдается и у нас. Вот уже двадцать лет я борюсь с совершенно противоречащими законам русского языка написанием и произношением прилагательных – «галский» и «ткуарчалский». И борюсь, увы, безуспешно. Нет, это не «глас вопиющего в пустыне»; бывало, и абхазские лингвисты выступали в печати и доказывали хорошо известное из школьной программы русского языка: звук «л» в прилагательных перед суффиксом «ск» смягчается: например, «Урал», но «уральский»; «Байкал», но «байкальский». Вот и ГИА «Апсныпресс» пишет так же, согласно правилам русского языка. Но во всех других СМИ и во всех госучреждениях принято писать «галский» и «ткуарчалский». Почему?

Просто потому, что когда после грузино-абхазской войны у нас в республике была изменена топонимика и Гали стал Галом, а Ткварчели – Ткуарчалом, подавляющее большинство решило, что и в прилагательных должен быть твердый звук «л», это именно так «патриотично». Психологически это легко объяснить: в сознании массы людей мягкий знак в названных прилагательных связан с прежней, грузинизированной формой топонимов «Гал» и «Ткуарчал». Но это такие же заблуждение и предрассудок, как считать, что в словосочетании «на Украине» содержится неуважение к суверенитету второго по территории государства Европы.

На днях поделился мыслями по этому поводу со знакомой сухумчанкой, убежденной сторонницей, как я знал, Евромайдана. С доводами относительно прилагательного «галский – гальский» она согласилась, а вот насчет Украины, как и предчувствовал, возразила: ну, задевает украинцев предлог «на», так почему же не уважить их, зачем его упорно употреблять?


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG