Accessibility links

Источники нестабильности


Идея формирования правительства народного единства с треском провалилась: собрать команду единомышленников не удалось, говорить о национальном единстве и вовсе не приходится. В республике нет дееспособного правительства

Идея формирования правительства народного единства с треском провалилась: собрать команду единомышленников не удалось, говорить о национальном единстве и вовсе не приходится. В республике нет дееспособного правительства

В Южной Осетии партии завершили формирование партийных списков. Из 15 партий в парламентских выборах будут участвовать только 10. «Единство», Коммунистическая партия РЮО, «Единая Осетия», «Новая Осетия» и «Единство народа» считаются фаворитами. Несколько партий-новичков – «Справедливость и достоинство», «Аланы» – решили не участвовать в выборах. Народная партия, «Справедливая Осетия», «Фыдыбаста», «Родина» от политической борьбы не отказываются. Власти, пытаясь заручиться поддержкой политических партий, приступили к заключению ситуативных союзов.

Подготовка к парламентским выборам шестого созыва проходит в условиях острого кризиса исполнительной власти на фоне роста протестных настроений и апатии в обществе. Правительство, отправленное в отставку четыре месяца назад, до сих пор до конца не сформировано. После назначения Доментия Кулумбегова премьером в должностях утверждены лишь несколько министров, большинство же остаются с приставкой и.о. Этот фактор – источник нестабильности.

Идея формирования правительства народного единства, с которой Леонид Тибилов ровно два года назад пришел на пост президента, с треском провалилась. Собрать команду единомышленников не удалось, говорить о национальном единстве и вовсе не приходится. В республике нет дееспособного правительства. Усилиями российских кураторов удалось обеспечить внешнее управление органами югоосетинской исполнительной власти. Такого мнения придерживаются мои знакомые политики – депутаты и лидеры политических партий, согласившиеся поделиться своим видением ситуации на условиях анонимности.

Ставка на пять политических партий, смотрины, которые недавно прошли в Москве, – аналогичная попытка Кремля скорректировать политическую ситуацию. Россия заинтересована в стабильности в признанной ею республике, а главе Южной Осетии необходимо к тому же усилить и личный политический капитал к 2017 году.

Как известно, партии, с которыми в той или иной степени связывали фигуру действующего президента, – «Ныхас» (неофициальные лидеры Сослан Гатикоев и Ахсар Лавоев), «Аланы» (создана под эгидой зятьев президента Валерия Бикоева и Вадима Валиева) и другие квази-партии ведущими политическими силами еще не стали. Более того, «Аланы» накануне сделали заявление об отказе от участия в выборах. А от некоторых сторонников Леонид Харитонович дистанцировался сам. Отсюда и трения в его окружении, породившие межведомственные войны и ситуативные союзы. Например, часть чиновников администрации под руководством Бориса Чочиева ведут кадровую войну с главами силовых ведомств – руководителем Службы внешней разведки Сосланом Гатикоевым и министром внутренних дел Ахсаром Лавоевым.

Однако отсутствие «своей» партии вовсе не лишает президента возможности укомплектовать парламент надежными людьми, растасовав преданных ему чиновников по спискам ведущей партийной «пятерки». Как рассказали мне источники, у окружения президента есть гарантии усесться в депутатские кресла независимо от партийной принадлежности. Несмотря на то что попытка ввести Чочиева в парламент через партию «Единство» провалилась, имя еще одной влиятельной фигуры из окружения президента – представителя президента по вопросам постконфликтного урегулирования Мурата Джиоева – появилось в списке Компартии. Источник утверждает, что накануне Борис Чочиев срочно вылетел в Москву, чтобы согласовать кандидатуру Джиоева на пост спикера.

Учитывая конфликт интересов различных теневых игроков, Тибилову нужно максимально рассредоточить свой кадровый резерв в органах исполнительной и законодательной власти. Поэтому сейчас происходит ротация: чиновники переводятся в политические партии, а несколько партийцев – в исполнительную власть. Помимо введения в партийный список коммунистов дипломата Мурата Джиоева, одним из элементов сегодняшней подковерной игры можно назвать и попытку родственника президента, замглавного редактора газеты «Южная Осетия» Инала Тибилова оспорить лидерство коммуниста Станислава Кочиева.

В президентском кадровом резерве числится еще бывший шеф КГБ РЮО, до недавнего времени представлявший интересы Тибилова в парламенте, Артик Валиев и глава комитета спорта, молодежной политики и туризма Сергей Засеев. Также в президентской обойме сошедший с дистанции парламентской гонки лидер партии «Мир. Труд. Развитие» Хох Гаглойты, разразившийся недавно откровениями о неизбежности использования административного ресурса и допущения ЦИКом массовых фальсификаций. Кстати, опасения вполне обоснованы: накануне один из осетинских сайтов распространил информацию, что «традиционная процедура подписания избирательных бюллетеней может быть отменена. Предполагается, что представители партий, баллотирующихся в парламент, больше не будут подписывать бюллетени, что открывает самые широкие возможности для фальсификации итогов выборов путем простейшего их вброса».

С Гаглойты, предложившим сотрудничество партии «Единство народа», по неофициальной информации, отказался сотрудничать Владимир Келехсаев. Несмотря на то что самостоятельной политической силой партия Гаглойты еще не стала, его пусть и небольшой опыт работы в области постконфликтного урегулирования могут использовать во внешнеполитической деятельности. По неофициальной информации, кандидатуру Гаглойты рассматривают на место главы МИД вместо Давида Санакоева, шансы которого занять одну из ключевых позиций в парламенте довольно высоки.

У серого кардинала тибиловской администрации Бориса Чочиева выбор куда шире. По неофициальной информации, он может сменить Мурата Джиоева на посту представителя президента по вопросам постконфликтного урегулирования, либо возглавить посольство РЮО в РФ.

Пожалуй, самой большой интригой остается судьба политических партий, «обделенных любовью Москвы». Вряд ли они смогут преодолеть 7-процентный барьер. От позиции этих сил, возможно, зависит исход парламентских выборов, поскольку, по мнению моих источников, есть три варианта развития событий. Первый – они поддержат президента и обрушатся с критикой на партии-фавориты Москвы. Второй – объединятся в оппозиционный блок против Тибилова. И третий вариант – единогласно выступят и против президента, и «пятерки», отобранной Москвой, таким образом, создав третью силу, которую теневые игроки югоосетинской политики смогут использовать в своих целях на парламентских и президентских выборах. Спутать карты своим оппонентам в таком случае президент сможет, используя административный ресурс Минюста, Генпрокуратуры, КСП, ЦИК, руководителей которых глава государства уже призвал четко следить за ходом предвыборной кампании.

Опасаясь повторения события 2011 года, Москва пытается предотвратить политический кризис, работая и с остальными политическими партиями. Но, по мнению моих собеседников, предпосылки для обострения внутриполитической ситуации становятся все более очевидными. Собственно, кризис власти в республике давно наступил.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG