Accessibility links

Cегодня чуть лучше, чем вчера


Насущные потребности республики в безопасности обеспечены, а никаких потребностей более высокого порядка у местных элит не появилось. Возможно, президент отвечает этим настроениям, поэтому республика никуда не торопится, по принципу: сегодня чуть лучше, чем вчера, – и слава Богу

Насущные потребности республики в безопасности обеспечены, а никаких потребностей более высокого порядка у местных элит не появилось. Возможно, президент отвечает этим настроениям, поэтому республика никуда не торопится, по принципу: сегодня чуть лучше, чем вчера, – и слава Богу

19 апреля исполнилось два года, как президент республики Южная Осетия Леонид Тибилов вступил в должность. Что удалось и чего не получилось у Леонида Харитоновича за эти два года?

По мнению югоосетинского общественника Тимура Цхурбати, за эти два года жить в республике стало свободнее. При президенте Тибилове прекратились преследования гражданских активистов и политических оппонентов. Многие, кто годами боялся появляться в республике, теперь свободно ходят по Цхинвалу, говорит Тимур Цхурбати:

«Нет больше беспредела, как при Эдуарде Кокойты. Леонид Тибилов пришел к власти в сложной обстановке политического кризиса как компромиссная фигура между противостоящими силами. Он принес людям мир. К сожалению, не оправдались другие надежды – не последовало прорыва в экономике и политических реформ».

Югоосетинский общественник Алан Парастаев, напротив, считает, что судить о том, что сделал или чего не удалось сделать президенту в сфере экономики, очень сложно. Леонид Тибилов принял от своего предшественника пустую казну, он уже не застал то время, когда деньги из России шли полноводной рекой, и про него нельзя сказать, как про Кокойты: «Средства были, но он не смог на месте организовать процесс восстановления республики».

Говорит Алан Парастаев:

«Теперь, когда Москвой ставятся какие-то жесткие условия выделения средств, когда кураторы пытаются установить плотный контроль над республикой, со стороны трудно судить, что сделал, а чего не смог сделать Леонид Харитонович. Другое дело, что Тибилову, наконец, пора приступить к выполнению своих предвыборных обещаний. Он обещал нам реформы, обещал жестко реагировать на злоупотребления местной бюрократии. Но для этого ему нужно привлекать новых людей и идти с ними вперед, а не реанимировать «старую гвардию».

Эксперты отмечают, что послабление режима не было оформлено идеологически, не прозвучало как осознанный выбор новой власти, курс на демократические реформы.

Было много сказано о необходимости развития частного сектора, свободы предпринимательства, но никаких реальных шагов по защите интересов собственника за этим не последовало.

Наверное, от этого и возникает у моих цхинвальских друзей ощущение, что все это временно и югоосетинская оттепель рано или поздно закончится.

Проблема в том, говорит российский политолог Николай Силаев, что в Южной Осетии не получилось создать политической системы, гарантирующей поступательное развитие республики:

«Где взять в Южной Осетии ту почву, на которой вырастает политическая система? Существующая там система неизбежно является следствием личных особенностей тех или иных политиков. На мой взгляд, главный вопрос, на который пока нет ответа: как дальше будет передаваться власть? Потому что президентство Тибилова – результат того, что, с одной стороны, Эдуарду Кокойты не удалось поставить своего человека во главе республики, а с другой стороны, этого не удалось и Москве. И вот был найден такой компромисс... В этом смысле, быть может, вообще все его правление – это компромисс, растянувшийся на годы. Каких-то резких движений в республике никто не предпринимает, никто не пытается навязать, как это делал Кокойты, жесткий авторитарный режим, но при этом и реформ никто не проводит».

В результате республика находится как бы в зависшем состоянии, и непонятно, в какую сторону она качнется завтра. По мнению Силаева, она потому и «зависла», что насущные потребности республики в безопасности обеспечены, а никаких потребностей более высокого порядка у местных элит не появилось и никто из них не ставит перед собой амбициозных целей.

Возможно, полагает эксперт, президент отвечает этим настроениям, поэтому республика никуда не торопится, по принципу: сегодня чуть лучше, чем вчера, – и слава Богу.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG