Accessibility links

Итак, уже можно подводить предварительные итоги украинской кампании для Грузии. По состоянию на нынешний день можно сделать три вывода. Первый: судя по всему, российские войска не станут предпринимать активных действий за пределами Южной Осетии и Абхазии.

Такая угроза будет более чем реальной, если Путин решится-таки двинуть российские войска на Донецк и другие регионы Востока. Это будет означать появление новых правил игры, отличающихся от того, что было раньше.

Крымская операция, по сути, была тем же, чем и аналогичные действия в Южной Осетии и Абхазии: «братской помощью», которая опиралась на совершенно реальные настроения местного населения. То, что на данном этапе российские войска на Востоке Украины присутствуют только в виде анонимных «зеленых человечков», показывает: правила игры остались неизменными. Путин направляет войска только туда, где рассчитывает на полную, 100%-ную лояльность. Там, где есть сомнения, там, где есть разные мнения, там, где нет гарантий того, что будут встречать цветами, там, где придется идти на полномасштабную оккупацию и осуществлять массовые репрессии, - даже Путин отступает.

На оставшихся территориях Грузии невозможны ни крымский, ни донецкий варианты. Это не значит, что в стране мало пророссийски или просоветски настроенных граждан, – к сожалению, их больше, чем хотелось бы. Однако стоит только проанализировать, о каких категориях населения идет речь, как становится очевидно, что не так страшен черт, как его малюют.

Есть очень маленькая прослойка идейных поклонников Российский Империи и СССР – те, кто наивно верят в имперские идеалы, в православие, в социальную справедливость советского образца, в «русскую идею», боготворят Сталина, считают, что «Евразийский союз» - вполне жизнеспособная идея, и убеждены в том, что, не прочитав Достоевского, невозможно считать себя образованным человеком.

Эту категорию в расчет принимать не стоит. Их слишком мало – хватит разве что на три-четыре палаты в психушке, не больше. Кроме того, они хрестоматийные интернет-герои, которые абсолютно ничего из себя не представляют за пределами всемирной паутины.

Вторая – и наиболее масштабная – это люмпен-пролетариат, часть крестьянства, которая пребывает в иллюзии, что после открытия границы они смогут погрузить яблоки в фургон «Москвича» и продать их на московских рынках. Понятно, что не приходится говорить о какой-либо политической активности со стороны этой категории. Для них политика – это болтовня на кухне и максимум выборы раз в четыре года, но не более того.

Третья категория - наиболее опасная – православные националисты, которые не столько любят Россию, сколько ненавидят Запад, воспринимая его как угрозу своей дурацкой «национальной идентичности». Они очень активны политически, но они слишком разобщены, слишком амбициозны, слишком неорганизованы и в конечном итоге слишком глупы для того, чтобы нанести стране ощутимый вред. Это категория, про которую грузинская поговорка гласит: «Им нельзя даже двух гусей доверить». Традиционалисты-грузиноиды – абсолютно бесполезная публика, преимущественно люмпены и неудачники. Ждать от них серьезной активности, готовности защищать свои идеалы, устраивать многодневные акции протеста и уж тем более брать в руки оружие – абсолютный нонсенс.

И даже от красной интеллигенции нет никакого толка – да, они были бы очень рады, чтобы Грузия вернулась в лоно старшего брата, где их никчемное и абсолютно убогое творчество стало бы снова востребованным. Но так, чтобы поднять задницы и сделать что-то самим, – ну уж нет! Им нужно, чтобы кто-то принес всю эту благодать на блюдечке с голубой каемочкой, да еще и хорошо попросил: «Возьмите, ну пожалуйста!» Немного пофыркав и изобразив недовольство, они все-таки вольются в семью братских народов Евразийского союза.

Таким образом, мы имеем вполне очевидную картину: пятая колонна в Грузии большая, но абсолютно недееспособная.

Это главное препятствие к идее «донбассизации» Грузии. Я даже в страшном сне не могу себе представить, что эта публика начнет выходить на улицы с российскими флагами, захватывать госучреждения в регионах... Это просто невозможно, стало быть, в рамках нынешних правил игры никакого российского нашествия ждать не приходится.

Вывод второй заключается в том, что сопротивление всегда имеет смысл. Широко тиражируемый капитулянтами подход: «Какой смысл сопротивляться российской армии, ее все равно не победить» - абсолютно пораженческий и не имеющий ничего общего с реальностью.

Если проанализировать действия Путина, то очевидно, что у него всегда есть программа-минимум и программа-максимум. Минимум – это то, за что он готов воевать: в нашем случае – Цхинвали и Абхазия, в случае с Украиной – Крым. А еще есть программа-максимум, смысл которой можно охарактеризовать коротко: «Идти вперед столько, сколько пустят».

Никакое сопротивление не остановит программу-минимум. ЮО, Абхазия, Крым – за них Путин готов воевать. Но сопротивление имеет смысл в случае с программой-максимум: как только цена вопроса становится слишком большой, а лояльность местного населения неочевидной, даже такой беспредельщик, как Путин, жмет на тормоза…

Поэтому, что бы там ни говорили наши совки, главное - не сдаваться и понять, где проходит та красная линия, после которой сопротивление имеет смысл. Исходя из этого, и третий вывод: в конечном итоге, все в наших руках. Как всегда...


Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG