Accessibility links

«В Цхинвали приехал ревизор»


По словам российских экспертов, южным осетинам придется запастись терпением, так как сегодня все ресурсы России – финансовые, интеллектуальные и управленческие – сосредоточены на Крыме и Украине

По словам российских экспертов, южным осетинам придется запастись терпением, так как сегодня все ресурсы России – финансовые, интеллектуальные и управленческие – сосредоточены на Крыме и Украине

Сегодня в республику Южная Осетия с рабочим визитом прибыл начальник Управления президента Российской Федерации по социально-экономическому сотрудничеству с государствами-участниками СНГ, Южной Осетией и Абхазией Олег Говорун. Судя по скупым сообщениям югоосетинской прессы о визите, на этот раз партнеры ограничились обсуждением плана восстановления республики. Российский чиновник пообещал, что средства на строительство объектов, вошедших в инвестиционную программу на 2014 год, будут выделены в срок и в полном объеме.

Наверное, многие представители местного бизнес-сообщества ждали продолжения разговора, начатого в прошлый визит Олега Говоруна, о перспективах развития частного сектора, грантовых инвестициях, конкурсах бизнес-проектов, привлечении в республику лизинговых компаний из России и т.п. Однако этого не случилось.

Российский эксперт Иван Сухов говорит, что южным осетинам придется запастись терпением, так как сегодня все ресурсы России – финансовые, интеллектуальные и управленческие – сосредоточены на Крыме и Украине:

«Это не совсем правильно для страны, которая позиционирует себя как региональная держава. Понятно, что если какие-то события происходят на одном направлении, то из-за этого нельзя закрывать все остальные. Но по факту, к сожалению, сейчас все внимание приковано к Крыму и событиям в Украине. Нужно просто переждать какое-то время, пока российское руководство вернется к проектам, связанным с Южной Осетией».

Российский эксперт Евгений Крутиков считает, что дело не только в украинском кризисе. Сейчас все силы Москвы на югоосетинском направлении брошены на сохранение стабильности в республике. В России обеспокоены, как бы предстоящая избирательная кампания в парламент не закончилась политическим кризисом, как это было в 2011 году. Пока не решена эта задача, ни о чем другом речь идти не будет. Ради этой самой стабильности Москва пошла на ряд уступок Цхинвалу, в том числе в вопросе формирования правительства – начиная от кадровых решений, заканчивая определением полномочий его структурных подразделений. Соответственно, не изменились правила взаимодействия партнеров в сторону усиления контроля Москвы над республикой, подчеркивает Евгений Крутиков.

Именно эти изменения и были непременным условием, при котором российские кураторы были готовы взяться за привлечение инвестиций в республику, реализацию амбициозных планов по модернизации Южной Осетии. А раз не получилось, то и говорить о чем-то большем, чем ликвидация послевоенной разрухи, партнерам не приходится.

«При этом правительстве, сформированном на предвыборный период, не следует ожидать каких-то новых предложений, новаций со стороны Москвы, – говорит Евгений Крутиков. – Можно сказать, что Москва не видит в нем деятельного партнера. Без обсуждения структурных изменений в югоосетинском правительстве речь может идти только о выполнении инвестиционной программы на 2014 год».

Иван Сухов напомнил, что после событий 2008 года Южная Осетия и Абхазия должны были стать для Кремля проектом, демонстрирующим привлекательность российской модели. Россия хотела показать всему миру, что способна превращать периферийные и отсталые регионы в зоны экономического процветания. К сожалению, этого не случилось, говорит Иван Сухов:

«Тому есть разные причины, и одна из них связана с тем, что люди, которые принимают решения в России, недооценивают значения привлекательности, не очень понимают, в чем она должна состоять. Для них это разговор ни о чем. Но на самом деле привлекательность – очень важная вещь, которая многое определяет на постсоветском пространстве».

Проблема еще и в том, говорит Евгений Крутиков, что у России так и не появилось ясной стратегии в отношении Южной Осетии. Москва ограничилась только тактикой, время от времени меняя модель своего поведения по отношению к республике в зависимости от происходящих там событий. В этом смысле она ориентировалась на местные элиты, а ориентироваться, как оказалось, особенно и не на кого. Москва так и не услышала от югоосетинских элит внятных предложений по модернизации республики и не почувствовала в них волю к реализации этих проектов.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG