Accessibility links

Момент истины: крохотная Молдавия между Востоком и Западом


Роберт Коалсон, Кишинев, 23 апреля 2014 – В Кишиневе солнечно, его жители наслаждаются первой весенней погодой. По скверу Кафедрального собора прогуливаются парочки, детишки гоняют голубей. Семьи фотографируются со фигурой пасхального зайца.

В тени Триумфальной Арки небольшая толпа внимательно следит за сражением на огромной шахматной доске. Оба юноши – равносильные игроки. Доска уже практически пуста. Заходящее солнце удлинняет тени. Игра заканчивается вничью.

Это могло бы послужить метафорой к тому состоянию, в котором сейчас пребывает государство.

Внутренние противоречия этой раздираемой между Россией и Западом страны всем очевидны, а ее недостаточная государственная самоидентификация делает положение еще более непрочным. На рост напряженности оказывают очевидное влияние как кризис в соседней Украине, так и успехи Молдавии в процессе евроинтеграции. А также та решимость, с которой Москва пытается ее не допустить.

«Если Россия смогла аннексировать Крым, то почему не Донбасс, Херсон, Николаев, Одессу, Приднестровье и так далее, - считает директор кишиневской Ассоциации за Демократию через Участие Игорь Ботан. – Ситуация очень, очень шаткая».

Ботан отмечает, что среди остальных советских республик, Молдавия объявила о своей независимости лишь в августе 1991 по горячим следам Киева. Теперь, по его словам, будущее Молдавии вновь связано с Украиной.

«Неполные 50 процентов»

На протяжении более десятилетия молдавские власти следовали политике евроинтеграции. Теперь ее плоды стали очевидны. В конце месяца молдавские граждане начнут ездить в страны ЕС без виз, а в июне Кишинев подпишет Соглашение об Ассоциации с ЕС и Соглашение о создании углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли.

Однако, чем ближе эти события, тем сильнее давление со стороны России и пророссийских сил.

«Начиная, пожалуй, с лета прошлого, 2013 года, мы наблюдаем необычайную активность со стороны русскоязычных СМИ в Молдавской Республике, которая заключается в поддержке альтернативной модели интеграции, - говорит заместитель премьер-министра, министр иностранных дел и Европейской Интеграции Наталия Герман. – В то время как стремление к европейской интеграции является безусловным приоритетом нашей внутренней и внешней политики, противоположная сторона призывает к евроазиатской интеграции и Таможенному союзу. Это – официальный план РФ для соседствующих с ней стран».

Герман признает, что лишь «неполные 50 процентов» молдован поддерживают проевропейский путь развития, и считает, что правительство уделяет не достаточно внимания разъяснению выгод евроинтеграции в сельской местности.

«Я хочу продолжения этого»

Одним из таких сельских районов является полуавтономный регион Гагаузия на юге страны между украинской Одессой и молдавским Приднестровьем.

Здесь твердое большинство поддерживает вступление в Таможенный Союз. На непризнанном Кишиневом февральском референдуме Гагаузия подавляющим большинством проголосовала за сближение с Россией. Более 97% избирателей проголосовали против евроинтеграции.

Конгаз – оживленный городок в 30 километрах от гагаузской столицы Комрат. По обочинам пересекающего его сильно загруженного транспортом шоссе жители города торгуют пирогами и овощами или же пасут небольшие стада коз. С кем бы вы здесь не заговорили – все проголосовали за Таможенный союз.

«Я за союз, который... Я вырос – Советский Союз был. Я хочу продолжения этого», - говорит дружелюбный мужчина средних лет по имени Степан, который жалуется, что каждый проезжающий мимо грузовик вызывает «двухфазовое землетрясение» в его доме на обочине дороги.

Невдалеке несколько человек пытаются перевести через шоссе стадо овец и коз. Среди них – Петр, который не проглосовал на референдуме, потому что в это время работал на лесоповале в России. Однако все его родственники приняли участие в референдуме.

«Все голосовали за Таможенный союз, потому что в России лучше, - говорит он, погоняя овец. - Поэтому. Нам ближе это. Как Вам объяснить? Мы идем зарабатывать туда, правильно? Там - все; газ нам дает тоже Россия, не Европа».

Практически у каждого в Конгазе есть родственники, работающие в России. Этнические турки, гагаузы говорят по-русски и перешли в Православие. Они испытывают глубокое недоверие к «румынам», которые, по их мнению, пытаются под видом евроинтеграции присоединить Молдавию к Румынии.

На обочине шоссе Стефанета – женщине средних лет – торгует Пасхальными куличами. Ее товары покрыты слоем пыли, поднимаемой проезжающими грузовиками. Она считает, что европейская направленность Молдавии есть не что иное, как козни США. Она и слышать об этом не хочет!

«Куда бы США, грубо говоря, не сунули свой нос, там – кровь и хаос», - говорит Стефанета. Четверо из ее шестерых детей живут в Курской области и являются гражданами России.

К северо-востоку от Гагаузии пролегает административная граница между отколовшейся пророссийской республикой Приднестровье и остальной страной – граница одного из самых очевидных конфликтов в Молдавии.

На краю Приднестровья

В 70 километрах от Кишинева, прямо на границе с Приднестровьем находится живописная деревушка Дороцкое – одна из горстки поселений на левом берегу Днестра, все еще находящихся под контролем Молдавии, несмотря на то, что около 90 процентов ее земель находятся в Приднестровье.

Здесь при переходе Красной Армии через Днестр в ходе Второй Мировой войны разворачивались кровавые сражения. Новая битва разразилась здесь в 1992 году. Памятник жертвам этого конфликта убран свежими цветами.

Приднестровье регулярно обращается к России с прошениями о признании его независимости или аннексии. В последний раз парламент непризнанной республики обратился к Москве с подобным прошением 16 апреля.

В прошлом месяце в Дороцком прошла небольшая демонстрация, призывающая провести референдум по присоединению к Приднестровью. Демонстранты обращали внимание на то, что в субсидируемом Россией регионе цены ниже, и что интеграция Молдавии в ЕС оставит молдаван без работы.

«Мы хотим чтобы были все вместе, чтобы не был такой развал, - говорит местный пенсионер, представившийся Федей. - Вот что. И с Приднестровьем – мы тут в эту сторону живем. Все земли у нас за трассой. И никак не можем обрабатывать ее. Вот что. И коров они не пустят на пастбище. Вот из-за этого». В случае референдума Федя собирается голосовать за присоединение к Приднестровью.

Однако подобные мнения в Дороцком редкость. Большинство ее трехтысячного населения – румыноговорящие молдаване. Они воспринимают призывы к референдуму как провокацию извне и отказываются от участия.

Русскоязычный водопроводчик Анатолий в войне 1992 года сражался за «независимость Молдавии». По его словам, большинство жителей Дороцкого против референдума и не станут принимать в нем участия. Напротив, деревня, по его словам, поддерживает политику евроинтеграции страны.

«Большинство – за(Соглашение об Ассоциации с ЕС), - говорит он. – Ситуацию вы сами знаете в Молдове. Тяжеловато. Но каждый надеется на лучшее».

В частично отремонтированном в 2007 году на средства USAID здании школы Дороцкого, школ на самом деле две. Каждый день через административную границу перевозят 160 румыноговорящих детей из соседней деревни Григориополь. Приднестровские власти не позволяют им учиться на румынском и использовать в школах дидактические пособия из Кишинева.

Элеонора Черкавски – директор григориопольской школы в изгнании. За призывами к референдуму в Дороцком она видит руку России. Подобные механизмы, по ее словам – «ловушки» Москвы, которой «очевидно не достаточно земель».

«Это уже стало модно – говорить о референдуме, - говорит Черкавски. – И обязательно какая-то рыбка клюнет. Потому что везде есть разные люди. Тем более, что столько много лет эти люди жили при Советском Союзе, при России, так будем говорить. Они никогда не были – вот эта территория – никогда свободно не думали. Они никогда не имели информацию. Но, вы сами знаете, если вы открываете российское телевидение, то там, даже при Советском Союзе такое не было, то, что сейчас».

По ее словам, приднестровские власти с помощью запугивания заставляют всех жителей республики подписываться на спутниковое телевидение региона, которое усиленно субсидируется Россией. «Они промывают нам мозги за наши же деньги», - смеется Черкавски.

Грядущие испытания

В этом году Молдавии предстоят несколько ключевых испытаний. 9 мая – День Победы. Многие в регионе ожидают, что Москва воспользуется празднованиями для того, чтобы провести массовые пророссийские митинги в поддержку достижений СССР.

В июне Молдавия подпишет ключевые соглашения с Евросоюзом. Это событие скорее всего будет сопровождаться акциями протеста с коммунистами во главе. То же самое скорее всего произойдет и через несколько недель при ратификации соглашений.

Однако главным тестом станут парламентские выборы в ноябре. Рано загадывать удастся ли правящей проевропейской коалиции одержать победу, так как входящие в нее партии будут выступать на выборах не только против коммунистов и социалистов, но и друг против друга.

Это, по мнению кишиневского политического аналитика Ботана, наряду со зловещими событиями на Украине, чрезвычайно напрягает «неполные 50 процентов» молдаван, поддерживающих евроинтеграцию.

«Мы видим, кто вместе с Россией, - говорит Ботан – Казахстан и Беларусь. Россия придерживается авторитарной системы. Казахстан и Беларусь – тоже авторитарны. Но если Россия строит сообщество, так называемый Евроазиатский союз, используя подобные компоненты, то мы скажем: «Нет, нам лучше держаться от этого подальше»».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG