Accessibility links

Болезненная тема


Видеозапись психотерапевтических сеансов довольно часто практикуется во многих развитых странах мира. Но для Грузии после грандиозного скандала из-за незаконного прослушивания и видеосъемки это довольно болезненная тема

Видеозапись психотерапевтических сеансов довольно часто практикуется во многих развитых странах мира. Но для Грузии после грандиозного скандала из-за незаконного прослушивания и видеосъемки это довольно болезненная тема

Психологи, работающие с учениками школ Грузии, смогут записывать сеансы терапии на видеокамеры. Эта новость вызвала волну возмущения в грузинских СМИ и со стороны представителей экспертного сообщества. Однако, как утверждают в Центре психологической поддержки школьников, основанной при Службе приставов Грузии, нововведение необходимо для более эффективного лечения пациентов.

Известие о том, что в кабинетах психологов, которые проводят терапевтические сеансы с учениками школ, будут установлены видеокамеры, многие психологи восприняли негативно. В СМИ появились критические статьи о том, что подобная видеосъемка нарушает принципы врачебной этики и конфиденциальности. С этим мнением категорически не согласен заместитель директора Службы школьных приставов, психолог Леван Зардалишвили. Видеозапись необязательна и будет производиться только с письменного согласия родителей или совершеннолетних учеников, пояснил чиновник:

«Запись нужна психологу, поскольку во время терапевтического сеанса он много чего не замечает. Поэтому для психолога полезно пересмотреть запись и найти свои собственные ошибки, которые мы очень часто допускаем. Восприятие наше субъективно, и для того, чтобы получить объективную информацию, эту запись нужно просматривать два-три раза».

Видеозапись психотерапевтических сеансов довольно часто практикуется во многих развитых странах мира. Но для Грузии после грандиозного скандала из-за незаконного прослушивания и видеосъемки это довольно болезненная тема, считает психолог фонда «Глобальная инициатива в психиатрии» Джана Джавахишвили:

«В нашем социо-политическом контексте любая видеозапись настораживает. Тем более – запись конфиденциальных терапевтических или консультационных встреч. Профессиональная этика требует защиты принципа конфиденциальности. Нет достаточной информации о том, как и где будут храниться эти материалы, кто будет допущен к ним и каковы гарантии того, что ими не будут злоупотреблять».

Именно потому, что в Центре психологической поддержки школьников не потрудились выдать более подробную информацию о процессе видеозаписи, возникло столько критики и вопросов, говорит Джана Джавахишвили.

Леван Зардалишвили пытается исправить этот недочет. Он говорит, что по соглашению, подписанному с родителями учеников, запись смогут просмотреть лишь два человека – лечащий психолог и супервизор (более опытный коллега, помогающий менее опытному в разрешении трудностей, возникших в ходе лечения). Супервизор не имеет права присутствовать в кабинете во время сеанса, он может только просмотреть видеозапись:

«И эти записи мы будем выдавать психологу на закодированных DVD-дисках, которые невозможно скопировать. Так что на самом деле мы сделали все возможное для обеспечения безопасности».

Леван Зардалишвили рассказал, как на практике будет функционировать система психологической помощи школьникам. Педагоги или школьные приставы, прошедшие базовые курсы по психологии, заметив признаки стресса у ребенка, должны обратиться к его родителям с советом пройти курс терапии у психолога. В случае их согласия родителям или совершеннолетним ученикам также предложат произвести видеозапись терапевтической сессии. Она будет храниться в закрытом виртуальном архиве Центра психологической поддержки школьников и может выдаваться лишь лечащему психологу и его супервизору на защищенном от копирования диске. Все записи после окончания лечения пациента будут уничтожены, уверяет чиновник.
XS
SM
MD
LG