Accessibility links

С ними надо разговаривать


Многих цхинвальцев пугает, что сектанты ведут активную работу по привлечению новых адептов, чего не скажешь о представителях традиционной веры. Люди, радеющие за православную традицию, раздражены этой активностью, говорят, мол, они размывают нашу идентичность

Многих цхинвальцев пугает, что сектанты ведут активную работу по привлечению новых адептов, чего не скажешь о представителях традиционной веры. Люди, радеющие за православную традицию, раздражены этой активностью, говорят, мол, они размывают нашу идентичность

В Южной Осетии растет число приверженцев нетрадиционных религиозных течений. Многие эксперты и чиновники выражают обеспокоенность по этому поводу.

На вчерашней сессии парламента среди прочего обсуждался проект закона «О правительстве Республики Южная Осетия». Данный законопроект ограничивает высших должностных лиц правительства в возможности членства в партиях, во избежание использования административного ресурса в партийных целях.

В ходе обсуждения законопроекта с неожиданной инициативой выступил председатель парламентского комитета по законности, законодательству и местному самоуправлению Амиран Дьяконов. Он также предложил ввести ограничения на работу в правительстве для лиц, состоящих в религиозных сектах. Это предложение было отклонено как противоречащее свободе совести и вероисповедания. Тем не менее бурная дискуссия среди депутатов по этому вопросу свидетельствует о том, что Амиран Дьяконов был не одинок в своем мнении.


Югоосетинский общественник Алан Джусоев говорит, что никаких ограничений в отношении представителей так называемых религиозных сект в республике нет и никогда не было. Многие из них работают в государственных структурах, в том числе на ответственных постах. Алан Джусоев против дискриминации по религиозному или какому-то другому признаку, но в то же время он, как и большинство его знакомых, относится негативно к распространению религиозных течений, по его мнению, чуждых осетинской традиции, таких как «Пятидесятники», «Свидетели Иеговы», мормоны, баптисты:

«Я считаю, что это негативный фактор в деле воспитания нашей молодежи. Меня настораживает возможность влияния сектантских групп на правительство, парламент, потому что мы со всеми этими религиозными течениями знакомы весьма поверхностно. Мы не знаем, откуда это все идет, какие цели они реально преследуют, кто и что ими руководит. Мы никогда от них не слышали, как они относятся к нашей государственности. Они как бы вне нашего социума. И люди, которых они привлекают в свою церковь, становятся отрешенными от общественной жизни. А во что этих людей в конечном счете втянут, – это большой вопрос».

Многих цхинвальцев, с которыми я общался, пугает, что представители этих религиозных организаций ведут активную работу по привлечению новых адептов, чего не скажешь о представителях традиционной веры. Люди, радеющие за православную традицию, раздражены этой активностью, говорят, мол, они размывают нашу идентичность.

Многие убеждены, что организации «Пятидесятников», как одного из направлений протестантизма, наверное, имеют какие-то тайные связи с единоверцами в Европе, а «Свидетели Иеговы» и того хуже – в США. В Цхинвале можно услышать разговоры о том, что, наверное, они как-то связаны с единоверцами в Тбилиси, получают материальную помощь из-за бугра, и что все это весьма подозрительно. Правда, слышал я и возражения: мол, среди них немало парней, которые воевали за независимость Южной Осетии. Но об этом сейчас мало кто вспоминает в Цхинвале.

По словам руководителя российского исследовательского центра по проблеме ксенофобии «Сова» Александра Верховского, предубеждение к непривычным религиям – это обычное дело:

«Просто к одним религиозным течениям предубеждение слабее, к другим – сильнее, особенно если они иностранного происхождению, как, допустим, «Свидетели Иеговы». В России они существуют давно, но все равно считаются как бы американским порождением. Подозрения к ним усугубляются еще и антизападными настроениями. Ну а если чиновник иеговист, то это и вовсе вызывает опасения, воспринимается как попытка создания своего лобби».

Один из моих цхинвальских друзей поделился со мной своими наблюдениями: чем больше власти не любят нетрадиционные религиозные организации, тем популярнее они становятся среди простых людей. Быть может, они ассоциируются у них с дружными общинами первых христиан, которых преследовали язычники.

Между тем число приверженцев нетрадиционных религиозных организаций растет. По некоторым данным, их до трех тысяч в Южной Осетии и еще от пяти до десяти тысяч имеют югоосетинское гражданство, хотя и проживают в Северной Осетии.

Один из цхинвальских экспертов как-то сказал, что, будучи людьми организованными, они способны на выборах привести в парламент любую партию. То есть это значительная часть общества, которую невозможно игнорировать – с ней надо разговаривать, ее надо понять.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG