Accessibility links

Внешнеполитические игры не для всех


Усилия республики с ограниченным статусом должны состоять в том, чтобы про нее узнали в мире не только как про большую российскую военную базу на Южном Кавказе, но и как про республику, у которой есть свои наука, культура, традиции. Узнали как про страну, где живут приличные люди

Усилия республики с ограниченным статусом должны состоять в том, чтобы про нее узнали в мире не только как про большую российскую военную базу на Южном Кавказе, но и как про республику, у которой есть свои наука, культура, традиции. Узнали как про страну, где живут приличные люди

В минувшую пятницу главы внешнеполитических ведомств России и республик Абхазия и Южная Осетия подписали планы межмидовских консультаций на 2014-2015 гг. Из чего может состоять внешнеполитическая деятельность республик с ограниченным статусом, кроме консультаций с государством-патроном, ставших, по определению Сергея Лаврова, «доброй традицией»?

По мнению российского политолога Николая Силаева, внешнеполитическая составляющая российско-югоосетинских отношений была исчерпана 26 августа 2008 года, когда Россия признала независимость Южной Осетии. Все остальное, подчеркивает эксперт, это достройка однажды принятого решения, и ничего более.

Столь явный дефицит внешнеполитической повестки Южной Осетии связан с тем, что у нее изначально было не так много возможностей для дипломатической игры. В этом смысле абхазам намного легче, считает Николай Силаев. Абхазия имеет выход к морю, обширную диаспору в Турции и других странах мира, с которыми республика поддерживает отношения. В политическом активе Абхазии – заявление бывшего спецпредставителя Евросоюза на Южном Кавказе Питера Семнеби о том, что самым важным приоритетом для Европы в отношении республики является претворение в жизнь политики «вовлечения без признания».

Положение же Южной Осетии несоизмеримо тяжелее: с одной стороны, практически закрытая граница с Грузией, с другой стороны – Россия. Здесь нет пространства для дипломатической игры, говорит Николай Силаев:

«Придумать какую-то игру здесь очень трудно. С другой стороны, в силу статуса независимого государства у нее должен быть какой-то политический класс, который выдвигает какие-то идеи, программы, о чем-то спорит. Этот политический класс не может, как в муниципальном районе, заниматься исключительно дорогами, школами, свалками и иногда инвестиционными проектами. Он должен время от времени выдвигать какие-то политические проекты. Активизировавшееся обсуждение перспектив присоединения к России – одна из версий вот этого движения, дискуссии, которую политический класс должен создавать и демонстрировать обществу».

Тем не менее, считает российский политолог Александр Скаков, Южная Осетия вполне может заниматься продвижением собственного признания и без оглядки на Россию. Возможностей для этого предостаточно. Это и культурный обмен с другими странами, и участие в различных международных проектах гражданского общества и политологических конференциях по кавказской проблематике, и многое другое, чем, увы, почти не занимается МИД республики:

«Когда на Западе проводят конференции по Кавказу, то приглашают из Южной Осетии два-три человека, которые у всех на слуху. Между тем в них нужно участвовать, чтобы добиваться максимального присутствия Южной Осетии за рубежом. Формат этих конференций вполне допускает участие югоосетинских чиновников, политиков, но там они будут в ранге представителей гражданского общества Южной Осетии. Еще один инструмент продвижения республики – научно-культурный обмен, выставки, приезды иностранных ученых в Южную Осетию, поездки югоосетинских ученных в другие страны. Об этом необязательно договариваться с какими-то чиновниками, можно напрямую – с зарубежными институтами. Например, старейший и крупнейший в мире Германский археологический институт является подразделением МИД Германии, но руководители института могут об этом забыть, если предложить им интересную тему. Например, я знаю случай, когда археолог из Германии работал в Абхазии. А были подобные попытки поговорить с немецкими ученными в Южной Осетии? Их не было».

Иными словами, Александр Скаков считает, что усилия внешнеполитического ведомства республики с ограниченным статусом должны состоять в том, чтобы про Южную Осетию узнали в мире не только как про большую российскую военную базу на Южном Кавказе, но и как про республику, у которой есть свои наука, культура, традиции. Узнали как про страну, где живут приличные люди.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG