Accessibility links

В плену «свирепых» терминов


Югоосетинские НПО уверены, что их ожидают плохие времена. Одна из поправок дает властям возможность нагрянуть с проверкой в офис любой организации по первой жалобе от «доброжелателей», коих в республике найдется немало

Югоосетинские НПО уверены, что их ожидают плохие времена. Одна из поправок дает властям возможность нагрянуть с проверкой в офис любой организации по первой жалобе от «доброжелателей», коих в республике найдется немало

Парламентский комитет по законодательству в течение двух последних дней рассматривал поправки в закон «О некоммерческих организациях», которые были подготовлены Министерством юстиции Южной Осетии. Изменения, в том числе и вводящие определение «иностранный агент», вызвали негативную реакцию у представителей гражданского общества. Однако сегодня члены комитета одобрили их большинством голосов.

За проект закона «О некоммерческих организациях» в новой редакции единогласно проголосовали на заседании правительства еще в конце марта этого года. Теперь настала очередь дать оценку предложениям Минюста и парламентариям. На заседаниях комитета по законности, законодательству и местному самоуправлению присутствовала директор НПО «АСЭКР» Дина Алборова. Ранее она попыталась объяснить депутатам, что, поскольку в законопроекте речь идет о деятельности НПО, она, как представитель гражданского общества, хотела бы принять участие в его обсуждении.

Главный пункт, к которому, по словам Алборовой, она считала необходимым привлечь внимание народных избранников, это положение об «иностранном агенте». В российском законе этот статус получают те НКО, которые финансируются из иностранных источников и занимаются политической деятельностью. Однако в югоосетинском законопроекте под это определение попадают все общественные организации. Дина Алборова в который раз объясняет, чем конкретно обеспокоены представители гражданского сектора:

«Наше общество, которое более 20 лет живет в состоянии войны, где вокруг сплошные враги и агенты. И особенно в кризисных ситуациях мы всегда ищем шпионов и агентов, мы очень быстро навешиваем друг на друга ярлыки. Поэтому в нездоровом в этом смысле обществе очень легко воспринять понятие «иностранный агент» как «иностранный шпион».

Алборова считает, что, будучи введенной в правовой и политический оборот, норма об «иностранном агенте» может спровоцировать покушения на личную физическую безопасность сотрудников НКО. Как рассказывает правозащитница, некоторые депутаты, члены комитета по законодательству, полностью разделяют эти опасения. Глава НПО «АСЭКР» предложила депутатам свой вариант формулировки:

«Сегодня я пришла с новым термином: «НКО, выполняющие функции иностранного партнера. То есть просто слово «агент» поменять на «партнер». Мы действительно бываем в партнерстве с нашими донорами, и в этом вся суть наших взаимоотношений. Депутаты были категорически против, подчеркнув, что «партнер» не раскрывает сути «агента».

После двухдневных дискуссий парламентский комитет принял законопроект об НКО в предложенном Минюстом варианте.

Местные НПО уверены, что их ожидают плохие времена. Одна из поправок дает властям возможность нагрянуть с проверкой в офис любой организации по первой жалобе от «доброжелателей», коих в республике найдется немало. По словам Алборовой, местные нпошники, которые намерены добиваться изъятия некоторых положений законопроекта и замены наиболее «свирепых» терминов, хотят попасть на заседание президиума парламента, где будет приниматься решение о вынесении поправок на пленарное заседание.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG