Accessibility links

Тбилисская весна цветет буйным цветом – в такое время запросто можно влюбиться или, на худой конец, напиться или подраться. Но, увы, драки в современной Грузии коренным образом отличаются от живописных поединков прошлого с их милым и бесконечно архаичным рыцарством, типа «один на один, упавшего не трогать». Они вытеснены избиением, своего рода карательной акцией, главной целью которой является нанесение противнику максимального физического и морального урона. Это бои без правил и без чести, но что поделать – ужасен век, ужасны и сердца.

Тело Давида Кодуа грузно рухнуло на асфальт под ноги разъяренного Ношревана Наморадзе и его товарищей. И этот банальный мордобой между бывшими бизнес-партнерами спровоцировал в Грузии широкую дискуссию и чуть ли не политические дебаты.

Кодуа увезли в больницу, а Наморадзе пошел в полицию и заявил, что в 2008 году Давид Кодуа и его брат Эрекле (в то время начальник Специального оперативного департамента МВД) подбросили ему наркотики, арестовали и выпустили на свободу лишь после того, как он отказался в их пользу от 50-процентной доли в компании «Тифлис Девелопмент» и выплатил около 300 тысяч долларов. После смены власти Наморадзе, по его словам, затребовал экспроприированное назад, но Давид Кодуа несколько неосмотрительно послал его лесом, и вот, наконец, отчаявшийся добиться восстановления своих прав бизнесмен настиг супостата в самом сердце Тбилиси. К сказанному, вероятно, следует добавить, что после прихода к власти «Грузинской мечты» Эрекле Кодуа бежал из страны и разыскивается Интерполом. И что особенно пикантно, на прошлой неделе прокуратура выдвинула против него обвинение в связи с организацией зверского избиения парламентария Валерия Гелашвили в 2005 году.

Возвращения своего имущества, подобно Наморадзе, требуют около 10 тысяч бизнесменов, но новые власти не в состоянии возместить их потери. Очень сложно расследовать все эти дела одновременно, а после доказать в суде, что отказ от собственности происходил под давлением. Некоторые объекты сменили нескольких владельцев, и предъявить им претензии практически невозможно, а государство попросту не может взять выплату компенсаций на себя и пустить тем самым бюджет под откос. Следует отметить, что с недавнего времени часть этих бизнесменов начала самоорганизовываться, проводить регулярные встречи и, возможно, обсуждать варианты внеправового решения своих проблем.

Но не только их следует бояться бывшим чиновникам и их приближенным: в годы правления Саакашвили было арестовано свыше 300 тысяч человек (некоторые исследователи оперируют более внушительными цифрами), то есть примерно 7% населения страны, что является самым высоким показателем за всю историю Грузии, включая жуткую эпоху Лаврентия Палыча. При этом следователи работали с эффективностью взбесившихся молотилок, а в судах выносилось менее 1% оправдательных приговоров. Кто-то вывернулся, отделавшись условным наказанием, утратив лишь деньги и нервные клетки, но кто-то лишился здоровья, а то и жизни. И, что немаловажно для Грузии, за всеми ними стоят их семьи, сильно увеличивающие требующую возмездия критическую массу. Многие сочувствуют им и аплодируют тому же Наморадзе в социальных сетях; его поддерживает большинство участников импровизированных интернет-опросов.

Устоит ли правительство перед страшным соблазном? Будучи не в силах разрулить ситуацию цивилизованными методами и страшась падения рейтинга, оно может ненадолго отвернуться, дав возможность народным мстителям выпустить пар и немного потоптать своих обидчиков. В рамках этого сценария оно, вместе с тем, намекнет бывшим правителям, что им следует думать не о реванше, а, прежде всего, о том, как добраться целыми от подъезда до автомобиля. Но это, безусловно, станет концом правового государства и самой идеи восстановления справедливости.

Истории о мести в современной Грузии страшны и безысходны. В одном из сел Багдатского района в 2006 году жила-была красивая девчонка 16 лет отроду. По словам односельчан, ее попытался изнасиловать 60-летний дальний родственник, и она, отбиваясь, нанесла ему кухонным ножом легкое ранение, после чего тот, судя по всему, воспользовавшись связями в правоохранительных органах, упрятал ее на десять лет за решетку. Женщины, сидевшие вместе с ней, утверждают, что тюремщики часто избивали ее и сажали в карцер, в том числе зимой без одежды, и это кончилось хирургической операцией с удалением внутренних органов, исключившей материнство. В 2009-м она покончила с собой. А весной 2013-го ее брат отомстил обидчику; полицейские насчитали на теле убитого свыше ста ножевых ранений. Этот парень, скорее всего, ни разу не попытался обратиться за помощью к государству, которое в представлении большинства грузинских крестьян является алчным и кровожадным чудовищем, внимания которого не следует привлекать ни при каких обстоятельствах. Что произойдет, если на этот путь вступят и другие и пойдут с заточками по квартирам своих врагов и тех самых судей, прокуроров, следователей, надзирателей, породивших всю систему политиков и покрывавших их журналистов?

Нет преступления без наказания, и вопрос лишь в том, удастся ли решить эту проблему в рамках закона. Или власти в разумные сроки рассмотрят все жалобы и расследуют все дела, связанные с событиями 2003-2012 годов, или вендетта будет набирать обороты, поскольку это явно не тот случай, когда прошлое можно закопать и забыть, как бы ни мечтали об этом бывшие руководители Грузии. Если правительство утратит контроль над ситуацией, Месть и Смерть очень скоро пойдут рука об руку по таким прекрасным этой весной и узким, как клинок стилета, улицам грузинской столицы.


Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG