Accessibility links

Грузинский парламент сохранил лицо, государственное спокойствие и даже шансы на продолжение евроинтеграции. И явил небывалое единство, приняв антидискриминационный закон. Так и не убрав из списка оберегаемых право быть сексуальным меньшинством и право на гендерную самоидентификацию. Судя по тому, как все прошло, договоренности с Церковью худо-бедно были накануне достигнуты, хотя бы о временном перемирии, и кризис не случился. С чем грузинскую власть можно было бы поздравить, если бы все не получилось так образно и точно.

Страсти вокруг прав сексуальных меньшинств – идеальная политическая материя. Про то, что есть на свете сексуальные меньшинства, знают нынче даже дети. А ничего большего про них знать не надо и не хочется, и слава богу. Никто не видел у них и не слышал от них ничего того конкретного, за что их существование принято считать смертным грехом. Они – миф. Антихрист сегодня. Воплощение чего-то того, что было бы чуждо, если бы хоть каким-то боком касалось тех, кто возмущен. Но возмущению нет предела, потому что это против уклада и традиции. Про эту традицию тоже никто толком ничего не знает. Но приходит день и час, и люди берутся за табуретку, потому что родина в опасности. Обычная история. Только идеально выстроенная, потому что беспримесная.

Словом, если есть чистое искусство, то это – чистая политика. Здесь даже не видно каких-то прямых денежных интересов, хотя они, конечно, есть, потому спасение традиции – профессия, причем, не бедственная. Здесь все ясно, как на линии фронта, где на одной стороне наши, на другой не наши, деление беспощадно, как вражда улиц.

Любой власти с этим, как принято полагать, надо считаться. Только один вопрос, так идеально навеянный нашей идеальной моделью: зачем?

Власть боится за себя и за государственное спокойствие? Ответ очевиден, и этот ответ жульнический. Хоть власть в целях самоуспокоения и сама может в это верить. Хотя бы отчасти. Только все не так, и дело не в компромиссе с толпой и с защитниками традиции. Евреев убивали не потому, что их не любили соседи, а потому, что этим соседям разрешили их убивать. Там, где говорят, что можно, все и происходит. Там, где власть знает, когда и как сказать толпе «нельзя», погромов не бывает.

Слышу возражения: а как же прошлогодний тбилисский май? И май, который будет со дня на день? Все очень просто. В прошлом мае так и вышло. Люди в черном сказали, что можно, но никто со всей решимостью не сказал, что нельзя. Толпа труслива, но дело не в толпе.

Великий знаток толпы Гюстав Лебон писал: «Кто умеет вводить толпу в заблуждение, тот легко становится ее повелителем; кто же стремится образумить ее, тот всегда становится ее жертвой». Ученый Лебон делал свою работу, и он не виноват в том, что его творчеством интересовались и в Германии, в 30-х. Его вообще любят те, кто ставит на массы, со временем это стало называться политтехнологиями.

Идет ли речь о евреях, реформах или гомосексуалистах, в основе – реакция толпы. Она ждет, что ей скажут «можно», и которой обязательно надо сказать «нельзя». Или просто не обращать на нее внимания, потому что только внимание делает ее толпой. Бездельники, гопота и обиженные выходят на площадь при любой власти. Но только власть, которая боится и живет по Лебону не как по ученому, а как по пособию, делает их политическим фактором. Польский успех начался с того, что премьер Бальцерович силой разогнал тех, кто заблокировал железные дороги.

Многие его, кстати, осуждали. Здесь вообще очень тонкая грань и опять очень большой простор для жульничества. Саакашвили, как мы знаем, строил полицейское государство и нещадно бил несогласных, и это правда. Неправда, когда власть строит из себя пацифиста и самаритянина, ссылаясь на свое нежелание быть похожей на Саакашвили.

Вопрос в том, что эта власть на самом деле хочет. Как правило, если она это знает, то у нее применение силы выглядит не так трагикомично, как на Украине. Саакашвили хотел в Европу, но при этом хотел давить оппозицию и не скрывал ни того, ни другого. Как ни в том, ни в другом в итоге не преуспел, но хоть немного продвинулся. Нынешняя власть отстаивает позиции про сексуальные меньшинства. Но вносит успокоительное про моральные принципы. Лицо на время сохранено, ни шагу назад и ни шагу вперед, и табуретки по-прежнему к бою. Политтехнология, как и было сказано.


Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG