Accessibility links

Неравноправный слабый пол


Из года в год принимаются новые законы, поправки к старым, призванные гарантировать защиту прав представителей слабого пола. Однако в большинстве случаев многое из этого остается на бумаге

Из года в год принимаются новые законы, поправки к старым, призванные гарантировать защиту прав представителей слабого пола. Однако в большинстве случаев многое из этого остается на бумаге

Защита прав женщин и их вовлеченность в общественную жизнь остается острой проблемой в Грузии. Об этом в подробностях говорится в докладе Народного защитника Грузии «Гендерное равноправие и права женщин». Его презентация состоялась сегодня.

Важность защиты прав женщин и гендерного равноправия декларирует каждая власть в Грузии. Из года в год принимаются новые законы, поправки к старым, призванные гарантировать защиту прав представителей слабого пола. Однако в большинстве случаев многое из этого остается на бумаге, как, к примеру, принятые правительством «Грузинской мечты» поправки к «Трудовому кодексу», направленные на усиление защиты трудовых прав беременных женщин.

Несмотря на принятые поправки, в 2013 году в органах местного самоуправления даже не задумывались перед тем, как увольнять с работы будущих матерей. Об этом говорится в докладе Народного защитника «Гендерное равноправие и права женщин». Омбудсмен Уча Нануашвили отмечает, что это далеко не единственная проблема в сфере гендерного равноправия:

«Проблемой остается раннее замужество, из-за которого несколько тысяч девочек в регионах не смогли получить образование, активность женщин в сфере бизнеса. А у матерей-одиночек в Грузии статус не определен законом».

Впрочем, многих правозащитников не удивляет, что власти пока даже не вспоминают о матерях-одиночках. Кому сегодня до них, когда женщинам нет места даже там, где принимаются государственные решения? В парламенте всего 11% женщин, чуть лучше обстоят дела в кабинете министров – там 21%, а вот на муниципальном уровне женщины на должностях составляют всего 10%.

Предстоящие муниципальные выборы приводят в пример многие правозащитники. И в самом деле, в списках кандидатов на пост мэров и глав местных управ от правящей коалиции «Грузинская мечта» не оказалось ни одной женщины. Не жалуют женщин-политиков и оппозиционные партии. И никого не стимулирует даже то, что закон увеличивает государственное финансирование тех партий, в избирательных списках которых женщины займут 30%.

Впрочем, многих представительниц прекрасного пола в Грузии волнует не этот вопрос – как стать политиком? Их беспокоит, как «не стать жертвой семейного насилия». За прошлый год Центром неотложной оперативной помощи «112» было зарегистрировано около 400 случаев разных форм семейного насилия. Но представитель Национальной сети защиты от насилия Элисо Амиреджиби уверена, что их гораздо больше:

«Патрульная полиция не во всех случаях семейного насилия оформляет специальный ордер, который позволяет изолировать насильника от жертвы. Возможно потому, что в Грузии эта проблема не считается серьезной. Однако всем следует помнить, что существует закон о семейном насилии и власть обязана его выполнять».

Еще одна правозащитница Эка Агдгомелашвили приветствует то, что омбудсмен в своем докладе уделил отдельную главу защите прав ЛГБТ-сообщества. В докладе говорится, что представители данной группы граждан становятся объектами насилия не только в обществе, но и в своих родных семьях. Правда, Эка Агдгомелашвили не рассчитывает на то, что принятый недавно антидискриминационный закон будет соблюдаться всеми неукоснительно. И уж совсем не уверена она в том, что в преддверии 17 мая – Дня борьбы с гомофобией – власти учтут свои прошлогодние ошибки:

«Есть опасность, что и в этот раз 17 мая повторятся те же события. В прошлом году государство неадекватно отреагировало на правонарушения со стороны духовных лиц и паствы. В обществе очень много фобий в отношении меньшинств. И в этой ситуации нельзя допустить, чтобы защита их прав в целом стала темой для спекуляции у тех групп, которые борются за власть».
XS
SM
MD
LG