Accessibility links

Религиозные люди верят, что Бог все видит. Поэтому Его боятся. Благодаря современным технологиям, государство в этом отношении стало почти как Бог. Если захочет, сможет знать о каждом из нас все или почти все.

Но способность граждан ограничивать власть, в том числе ее право за нами следить, – самый главный признак либерального правопорядка. Конечно, государство обязано в наших же интересах тайно следить за различными злоумышленниками. Но можно придумать правила и процедуры, чтобы оно занималось этим только там и тогда, где и когда это действительно необходимо.

Правда, на практике даже в самых развитых демократиях очень трудно уследить за государством, как и за кем оно следит. Вот недавно разгорелся мировой скандал по поводу того, что американцы подслушивали Ангелу Меркель. Тем не менее императив ограничения власти остается в силе.

В Грузии эта тема особенно актуальна, а в последнюю неделю стала самой горячей. У телеканала «Рустави 2», как видно, нашелся хороший информатор в правоохранительных органах, который помог им найти камеры для слежения в их собственном офисе и предоставил относительно свежие (предположительно, прошлогодние) записи бесед между высокопоставленными политиками, бизнесменами и т. д. Показали небольшие отрывки этих разговоров – не потому, что в них было что-то интересное, а чтобы стало ясно: новые власти систематически подслушивают всех, кого хотят, в том числе друг друга.

В грузинском контексте главное не сам факт слежки, а то, как ее результат используется. «Националы» сделали обнародование тайных видео важным инструментом своей политики. Все началось в период массовых протестных выступлений в 2007-м: тогда публике дали послушать разговоры представителей оппозиции, из которых явствовало, что они могли координировать свои действия с российскими властями. После этого видео- и аудиоразоблачения стали рутиной. Из них публика узнала много действительно шокирующего о методах и реальных планах многих оппозиционеров. В какой-то мере это правда помогло дискредитировать политических оппонентов. Но была и обратная сторона: постоянные публикации тайных записей способствовали созданию имиджа авторитарного государства, которое за всеми следит. За разоблачениями действий оппозиции, которые, по логике вещей, подпадали под букву закона, редко следовало судебное расследование: получалось, что тайная слежка была скорее орудием шантажа и публичной дискредитации противника, чем легитимным орудием правосудия.

Но самым ироничным оказалось то, что в конце концов тайные видео стали самым мощным орудием в руках оппозиции. Видеоразоблачения беспредела в грузинских тюрьмах попали в руки оппозиционных телеканалов и привели к волне всеобщего возмущения, которая, скорее всего, и определила поражение «националов» в выборах 2012 года.

Сейчас, по идее, другое время. Политическая идентичность правительства «Грузинской мечты» заключается в том, что она освободила народ от «кровавого авторитарного режима»: «народ вздохнул свободно, никто больше не боится говорить». Если раньше была «повсеместная слежка», теперь у нас «деполитизированная полиция».

Сейчас эти утверждения превращаются в шутку. Несколько месяцев назад группа неправительственных организаций начала публичную кампанию под слоганом «Нас опять слушают». Поскольку два года назад эти же организации еще более резко критиковали режим Саакашвили, их трудно обвинить в пристрастности (хотя политики «Мечты» обвинили их именно в этом).

Разоблачения «Рустави 2» поставили точки над i. Как минимум новые власти используют механизм повсеместной слежки как за политическими оппонентами, так и за любыми влиятельными фигурами, в том числе из собственной команды, ничуть не меньше, чем их предшественники. Оправдания «Мечты» настолько беспомощны, что лишь подтверждают обвинения: правительство серьезно хочет нас убедить, что это перешедшие в оппозицию «националы» продолжают за всеми следить. На фоне этого дальше поддерживать миф о моральном превосходстве новых властей по сравнению со старыми стало практически невозможно.

Но у истории есть и другой поучительный аспект. Да, в современном технологизированном мире гражданам очень трудно уберечь какие-либо тайны от государства, но властям тоже очень трудно хранить собственные тайны от граждан. Разоблачения «Викиликс» сделали это очевидным в глобальном масштабе. Это создает некоторый баланс сил в отношениях между обществом и государством. Но для того чтобы такой баланс имел место, необходима базовая инфраструктура демократии: оппозиционные партии, парламенты, независимые СМИ, неправительственные организации. Пока этот баланс есть, слежка, даже повсеместная, не так опасна.


Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG