Accessibility links

Весна обрушивается на Абхазию такой мощью сакральных дат, что только и думаешь, как устоять под их тяжестью. И не увернешься - они заставляют думать о себе, о событиях, которые имеют особый мифический смысл. Это не могут игнорировать даже самые отъявленные атеисты.

Скорее всего, Тарас Миронович Шамба не подумал о том, что затеял разговор об изменении статуса Абхазии накануне дня рождения первого президента Абхазии. Но дата догнала, и, возлагая цветы к мемориалу Владислава Ардзинба, люди обсуждали идею, высказанную уважаемым соотечественником, участником национально-освободительного движения, ярким политическим деятелем, немало сил положившим для независимости Абхазии. На этом фоне даже конфликт между обществом и властью, требования оппозиции об отставке правительства и подготовка к всенародному сходу ушли на второй план.

Вопрос об ассоциированных отношениях – тема для Абхазии не новая. Впервые она возникла более десяти лет назад. Сторонником этой идеи в 2000-х годах был премьер-министр Анри Джергения, который считал выходом из состояния непризнанности ассоциированные отношения. Президент и парламент Абхазии обращались в 2001-м к руководству России с предложением об их установлении. Ответа не последовало, но идея обсуждалась в обществе. Аргументами за подписание такого договора служили тогда вопросы безопасности, реваншистские настроения Грузии, ситуация в неконтролируемом властями Абхазии Кодорском ущелье и большой блок экономических и социальных вопросов. То есть руководство никем не признанной Абхазии было согласно поступиться частью суверенитета и передать России полномочия в решении внешнеполитических вопросов.

С тех пор прошло более десятилетия. В 2008 году Абхазия была признана Россией и получила с лихвой все дивиденды, которые являлись аргументом в пользу подписания договора об ассоциированных отношениях. Теперь огромный блок межгосударственных документов, подписанных между Абхазией и Россией, гарантирует России как стратегическому партнеру, что внешнеполитическая деятельность Абхазии не будет противоречить геополитическим интересам России. Долгосрочные отношения на самых что ни есть льготных условиях позволили России разместить на территории Абхазии военные базы. Ко всему прочему и власть, и оппозиция как мантру повторяют слова благодарности в адрес стратегического партнера; и власть, и оппозиция согласовывают свои действия с руководством России. В общем, все интересы двух сторон были удовлетворены по максимуму в результате признания и стратегического сотрудничества во всех областях. В Абхазию стали поступать значительные финансовые вливания, которые должны были способствовать экономическому развитию страны.

Но как это и должно было случиться в стране, где «лицо» власти не меняется с советских времен, а степень прозрачности расходования средств и принятия решений находится на уровне феодального общества, деньги не пошли на развитие страны, а стали подспорьем для создания экономически необоснованных проектов. Так, идея независимого абхазского государства была скомпрометирована властью и ее окружением. И когда случилось то, о чем предупреждали большевики и народ вспомнил, что не хочет жить по-старому, человек, имя которого значимо для Абхазии - Тарас Миронович Шамба, - вернул всех к потерявшей актуальность идее 15-летней давности об ассоциированных отношениях Абхазии и России.

Вспомнил он об этом, находясь в Москве, давая интервью «Вестнику Кавказа». Может быть, и случайность… Но в Абхазии слова Тараса Шамба восприняли как подготовку к новому периоду – поэтапной ликвидации независимого государства (понижение статуса Абхазии – это тоже любимые грабли).

На высказывание политика необычайно оперативно откликнулись: Министерство иностранных дел, парламент, проправительственная партия «Амцахара» и объединенная оппозиция. В соцсетях разгорелись нешуточные страсти сторонников и противников идеи. И первая мысль, которая мелькнула, – это, конечно, «отвлекающий маневр». Тарас Миронович решил отвлечь всех от общенационального схода, уже назначенного оппозицией.

Однако тут надо вспомнить Конституцию Абхазии, согласно которой «президент определяет основные направления внутренней и внешней политики». А президент молчит. Я, конечно, могла бы предположить, что Анкваб считает, что Шамба - «не его уровень». Однако жизнь показывает, что президент – человек простой и вполне может «критикнуть» и независимость СМИ, и отдельно взятых Бабицкого и Поландова… Поэтому Тарас Шамба – это очень серьезный уровень. И затянувшееся молчание Анкваба ничем, кроме как испугом, не объяснить. Ведь не знать, чем чревато вынесение вопроса ассоциированных отношений на повестку дня, президент не может.

Есть еще одна парадоксальная деталь. Если вопрос об ассоциированных отношениях будет вынесен на референдум, временно спасти независимость Абхазии смогут только граждане Грузии, «облеченные» гражданством Абхазии коррумпированными чиновниками.

Вот такая вот история с географией в стране, где власть компрометирует идею самостоятельной государственности. На 27 мая назначен общенародный сход, на котором требования об отставке правительства теперь уже сменятся требованиями об отставке президента. Будет ли это однодневный сход или он затянется и догонит еще одну дату – день непонятной смерти второго президента Абхазии Сергея Багапш, – неизвестно. А может быть, лучше пренебречь атеистическим прошлым (по Эйнштейну, утверждавшему, что подкова на двери помогает и тем, кто в нее не верит) и создать правительство народного доверия? Пока еще не поздно…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG