Accessibility links

По канонам жанра


В Южной Осетии мало кто верит, что Избирком самостоятельно решает судьбу кандидатов. Жители республики прекрасно понимают, что все важные решения принимаются на самом верху, а ЦИК или другое ведомство лишь озвучивает их решения от своего имени

В Южной Осетии мало кто верит, что Избирком самостоятельно решает судьбу кандидатов. Жители республики прекрасно понимают, что все важные решения принимаются на самом верху, а ЦИК или другое ведомство лишь озвучивает их решения от своего имени

В республике Южная Осетия часть кандидатов в депутаты были отстранены от участия в избирательной кампании из-за несоответствия цензу оседлости, предусматривающему постоянное проживание на родине не менее пяти лет. По мнению местных и российских экспертов, за действиями ЦИК стоит желание югоосетинских властей убрать лишних игроков с дистанции и перераспределить административный ресурс на предстоящих выборах.

На днях ЦИК Южной Осетии исключил из избирательных списков ряд кандидатов от партий «Единая Осетия», «Единство народа», «Ныхас» и «Фыдыбаста». Основываясь на данных МВД, Центризбирком посчитал, что они не соответствуют цензу оседлости. В Южной Осетии мало кто верит, что Избирком самостоятельно решал судьбу кандидатов. Жители республики прекрасно понимают, что все важные решения принимаются на самом верху, а Центризбирком или другое ведомство лишь озвучивает их решения от своего имени.

Косвенно это предположение подтвердил в ходе недавних теледебатов и один из снятых с дистанции кандидатов, лидер партии «Фыдыбаста» Вячеслав Гобозов:

«При прошлом авторитарном режиме ценз оседлости был направлен против политических оппонентов. После смены режима мы отказались от этой авторитарной модели управления. В новых условиях система, которая в решении подобных вопросов не умеет работать иначе, как по старинке, выглядит по меньшей мере абсурдно».

Возмущение отстраненных кандидатов вполне понятно. Практически все партии, позиционирующие себя как пропрезидентские, согласились на редактирование своих избирательных списков в администрации президента. Это, с одной стороны, демонстрация лояльности Леониду Тибилову, с другой – негласный договор с властью: мы соглашаемся на ваши замечания, исключаем из списков неугодных вам людей и даже вносим в них ваши креатуры, а вы взамен хотя бы не мешаете нам на выборах. В итоге это соглашение власть нарушила. По сути, действия ЦИК – это повторное редактирование списков кандидатов наперекор воле партий, уже не требующее согласия их лидеров.

В случае с «Фыдыбаста» две «редакции» списков похоронили шансы партии пройти в парламент. Сначала из ее списка убрали министра юстиции Мурата Ванеева, теперь руководителя Государственного комитета информации и печати. Со стороны это выглядит как театр абсурда. Зачем властям хоронить лояльную себе партию, вырывая из ее списков двух наиболее ярких кандидатов?

Эти трудности в понимании происходящего объясняет российский эксперт Евгений Крутиков. По его мнению, югоосетинская власть устроена так, что даже такой открытый политический процесс, как выборы в парламент, она умудрилась скрыть от избирателя, загнать под ковер. Теперь можно только догадываться, что там творится:

«Скорее всего, слишком динамично меняются обстоятельства за кулисами власти, где происходят все эти споры и соглашения. Вполне возможно, что ситуация изменилась настолько, что потребовалось резкое усиление одной партии. Поэтому другие решили ослабить, вычеркивая из их списков людей, которые могли бы стать локомотивом для своих организаций. Создается впечатление, что одни партии абордажным крюком, чуть ли не насильно затаскивают в парламент за счет уничтожения потенциальных возможностей других».

По мнению югоосетинского эксперта Роланда Келехсаева, очередная зачистка партийных списков – это следствие из рук вон плохого политического менеджмента тех, кто отвечает за избирательную кампанию. В итоге все пошло не так, как рассчитывали доморощенные политтехнологи. Результаты предстоящих выборов становятся непредсказуемыми и грозят неожиданностями, говорит Роланд Келехсаев:

«Полагаю, замысел был такой: моими руками снимают с выборов «Народную партию», а меня к выборам не допускают (Келехсаев оспаривал в суде право на управление партией, но, когда стало ясно, что даже в случае удовлетворения иска он не успевает зарегистрировать список кандидатов, он отозвал иск – прим. «ЭК»).

Партию «Родина» как конкурента вообще не рассматривали. В целом предполагалось, что шесть пропрезидентских партий выступят против одной оппозиционной – «Единой Осетии». При таком раскладе оппоненты власти набирали 30-40%, а остальное отходило фаворитам. Но теперь появилось два непредвиденных и неподконтрольных игрока – «Народная партия» и «Родина». Втроем они могут получить большинство в парламенте. Поэтому, видимо, решили «снять» аутсайдеров, чтобы не распылять электорат и сосредоточить административный ресурс на тех, у кого есть шансы преодолеть семипроцентный барьер».

По мнению Евгения Крутикова, повторный отсев кандидатов – это не последний сюрприз, который могут преподнести избирателю ответственные за выборы товарищи:

«Голосование по партийным спискам оставляет избирателю мало шансов для маневра. Возможны самоотводы избранных кандидатов, и вполне может получиться так, что в парламенте окажутся люди из второго эшелона списков, о которых избиратель не мыслил или думал в последнюю очередь».

Иными словами, это такой способ обмануть избирателя и провести в парламент человека, не популярного в обществе, но близкого к власти. Наверное, напрашивается вопрос: что осталось от избирательной кампании, соответствующей принципам этой процедуры? Сначала за спиной избирателей проводят какие-то тайные сговоры, практически вводят граждан в заблуждение, теперь власти «кинули» одну часть «согласованных» кандидатов в угоду другим. Кому после всего этого должен верить избиратель?


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG