Accessibility links

Алеко Квахадзе: «Музаева заставляли давать показания»


Специалист Черкесского культурного центра Алеко Квахадзе

Специалист Черкесского культурного центра Алеко Квахадзе

ПРАГА---Гражданину Грузии чеченского происхождения Сайхану Музаеву в 11-й раз не дали возможности покинуть Грузию. На эту тему мы поговорим со специалистом Черкесского культурного центра Алеко Квахадзе, который находится на прямой телефонной связи из Тбилиси.

Александр Касаткин:
Гражданина Грузии чеченского происхождения Сайхана Музаева, который с января пытается вылететь в Лондон, сегодня в 11-й раз не пропустили пограничники в самолет. Сам Сайхан связывает это со своим отказом в даче ложных показаний. Является ли такое давление и запрет на выезд единичным случаем или это общая тенденция? Поступают ли другие жалобы на подобные действия?

Алеко Квахадзе: Это не единичный случай. С данной проблемой сталкивались и уроженцы Северного Кавказа, которые пытались проехать через контрольно-пропускной пункт «Верхний Ларс» на территорию Грузии. Особенно актуальной эта проблема была во время проведения Олимпийских игр в Сочи, когда многих уроженцев северокавказских республик просто не пустили на территорию Грузии, не объясняя причин. На данный момент, насколько я знаю, эта процедура и давление не действуют, сейчас жители Северного Кавказа в основном без проблем проезжают на территорию Грузии, но все-таки было много случаев, когда их без каких-либо оснований останавливали на контрольно-пропускном пункте, не пропускали в Грузию и даже подвергали долгим допросам.

Актуален также вопрос экстрадиции в Российскую Федерацию задержанных на территории Грузии уроженцев Дагестанской Республики Микаэла Кадыева и Чеченской Республики Юсупа Лакаева. Также жители Панкисского ущелья часто заявляют о том, что находятся под постоянным давлением, их часто вызывают на допросы и под различными угрозами заставляют сотрудничать с местными правоохранительными органами. В основном в Грузии фиксируются такого рода нарушения прав северокавказцев за последние полтора года.

Александр Касаткин: Алеко, с чем, на ваш взгляд, связано продолжение таких действий? В принципе, во время Олимпиады можно было это объяснить усилением общекавказской безопасности. Однако Олимпиада закончилась, с чем связано продолжение таких жестких мер?

Алеко Квахадзе: Во-первых, во время проведения Олимпиады можно было объяснить подобные действия мерами безопасности, но тут вопрос стоит также о спецоперации в Лапанкурском ущелье, которая произошла в августе 2012 года. Как известно, одним из предвыборных обещаний новой власти было найти виновников этой спецоперации и наказать их, поэтому они всяческими способами пытаются выйти на бывших высокопоставленных сотрудников силовых структур, которые были, по их мнению, замешаны в этом деле. Это касается бывшего министра внутренних дел Гии Лорткипанидзе, бывшего директора Антитеррористического центра МВД Зураба Майсурадзе и его заместителя Сандро Америдзе, которые принимали непосредственное участие в процессах лапанкурской спецоперации. Как известно, Сайхан Музаев заявил, что его заставляли давать показания именно против этих людей, но, по словам Музаева, он их даже никогда не видел и, естественно, не дал показаний. По общему мнению, давление на жителей Панкисского ущелья происходит с целью добычи нужных показаний для того, чтобы возбудить уголовное дело против бывших представителей силовых структур.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG