Accessibility links

Проблема «преимущественного проживания»


По оценкам местных юристов, вне зависимости от того, жили кандидаты от партий на парламентских выборах пять лет в республике или в каком-то другом месте, решение югоосетинского ЦИКа противозаконно

По оценкам местных юристов, вне зависимости от того, жили кандидаты от партий на парламентских выборах пять лет в республике или в каком-то другом месте, решение югоосетинского ЦИКа противозаконно

Избирательная кампания в парламент Южной Осетии началась с судебных разбирательств. ЦИК отстранил сразу 14 кандидатов, большинство из которых занимали верхние строчки избирательных списков партий, участвующих в выборах. В решении ЦИК говорится, что снятые с выборов кандидаты, согласно МВД, не проживали постоянно на территории республики в течение последних пяти лет.

Несогласные с этим партии обратилась в Верховный суд с исковыми заявлениями об отмене решений Центральной избирательной комиссии. По оценкам местных юристов, вне зависимости от того, жили они эти пять лет в республике или в каком-то другом месте, решение ЦИК противозаконно. Дело в том, что в югоосетинском законодательстве не прописан термин «постоянное проживание». Правда, в российском законодательстве есть определение «преимущественного проживания» – это когда большую часть года человек проводит по определенному адресу.

Быть может, ЦИК решил, что это тождественные понятия? Но он не имеет на это права, как и Верховный суд республики. Толкование законов – это прерогатива Конституционного суда, но его в республике не существует, а значит, закон о цензе оседлости невозможно применить. Выходит, единственный законный способ разрешения спора – это отмена решения ЦИК.

Законность предстоящей избирательной кампании и без этих решений Избиркома вызывает серьезные сомнения. Дело в том, что по югоосетинским законам председатель ЦИК избирается не более чем на два срока, в то время как Бела Плиева председательствует там уже третий срок. Получается, и ЦИК незаконен, а это более чем серьезное основание, чтобы опротестовать избирательную кампанию как проведенную с нарушением закона.

Южные осетины всегда отличались трепетным отношением к процедуре. Неукоснительным соблюдением порядка действий при формировании органов власти они отвечали на заявления недоброжелателей об их несостоятельности, неспособности построить государство. Политический кризис 2011 года был связан именно с тем, что власти решили через колено сломать процедуру, отменив результаты выборов президента без каких-либо законных оснований. До сих пор многие южные осетины подвергают сомнению законность избрания Леонида Тибилова, говорят, что нельзя было проводить повторные выборы после того, как избиратель выразил свою волю.

Вместо того чтобы как-то преодолеть этот дефицит легитимности, действующая власть лишь усугубила свое положение. В самом деле, что мешало ей переизбрать председателя Избиркома, отменить непонятный «ценз оседлости», создать за эти два года Конституционный суд или хотя бы приять нормативный акт, подробно объясняющий, что такое «постоянное проживание»?

Если дефицит легитимности достался президенту, что называется, в наследство, то сомнительная законность избираемого парламента – это уже вина действующей власти, следствие ее неспособности или нежелания соблюсти процедуру. Легитимность – это согласие народа с властью, когда он добровольно признает за ней право принимать решения, порой непопулярные, вызывающие неоднозначное отношение в обществе. Без этого согласия власть ставит себя в весьма уязвимое положение, она лишается своей исключительной значимости в глазах людей.

Кроме того, решение ЦИК настраивает партии, у которых сняли кандидатов, против президента. Те из них, кто пройдут в парламент, имеют все основания заявить, что они победили на выборах вопреки воле Леонида Тибилова. Получается, парламент еще не создан, а позиции президента в законодательном органе уже ослаблены.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG