Accessibility links

В восточной Украине пытки являются новым оружием


Клэр Бигг

Когда он сорвал сепаратистский флаг с главного правительского здания в его родном городе Новохрадовке на востоке Украины, Олександр Хуров знал, что он напоролся на неприятности.

Месть была быстрой и беспощадной.

Две недели спустя, 36-летний шахтёр уже лежал в киевской больнице со сломанной челюстью, разбитым носом, разорванной рукой и треснувшими рёбрами.

"Они всё время продолжали избиения. Когда я лежал на земле, они пинали и били по голове пистолетом. Один растягивал мою руку, а другой прыгал по ней. Отдых был тогда, когда ты терял сознание, в это время переставали бить", - рассказал Хуров в интервью Радио Свободная Европа / Радио Свобода.

По его словам, люди, которые на него напали, называли его "предателем" и, используя зубчатые края разбитой лампочки, пытались содрать с его плеч националистическую татуировку с надписью "Слава Украине! Слава героям!"

Такие страшные случаи как у Хурова встречаются часто на востоке Украины, где пророссийские сепаратисты, которые хотят закрепиться в регионе, обвиняются в похищениях и пытках людей.

Они с готовностью признали захват заложников, нацеленный на местных чиновников, проукраинских активистов, журналистов, иностранных наблюдателей, гуманитарных работников и всех тех людей, которые критически отзываются о самопровозглашённых "народных республиках" в Донецкой и Луганской областях.

В связи с тем, что сепаратистское движение становится более организованным, похищения приняли систематический и методический характер.

"Я бы их не назвала единичными случаями, мы определённо можем видеть картину. Каждый день я получала сообщения о похищении или освобождении людей после того, как они подверглись избиениям и пыткам в плену", - говорит представитель "Хьюман Райтс Уотч" Анна Нейстат, которая недавно посетила Донецкую область с целью расследовать случаи похищения.

Как утверждает Нейстат, жертвы подверглись ужасным актам насилия и жестокости, что во многих случаях привели к серьёзным травмам.

По подчётам Human Rights Watch, в настоящее время несколько десятков человек находятся в заложниках у повстанцев.

Антон, бывший сепаратистский боевик, в интервью Радио Свободная Европа / Радио Свобода подтвердил сообщения о заложниках.

25-летний мужчина, который дал только своё имя из-за опасений расправы, говорит, что отрёкся от повстанческих действий после того, как увидел, что остановили проукраинских заложников, окрававленных, кричащих и с натянутыми на голову капюшонами, у лестницы здания Донецкого областного совета, в штаб-квартире сепаратистов.

"Людей бьют, потом "дисциплинируют". Им запрещают использовать слово "Украина" и говорить на украинском. Им говорят, что это уже Россия. Так что, да, пленных бьют и подвергают пыткам. Потом их везут на окраину города и отпускают", - рассказывает Антон.

Однако, не все выживают после таких тяжёлых испытаний.

В прошлом месяце тела двух мужчин были обнаружены в реке недалеко от города Славянск на востоке страны.

Как выяснилось позднее, один из них был депутат Владимир Рыбак, которого похитили средь бела дня сразу после того, как на него напала пророссийская толпа за снятие сепаратистского флага.

Некоторые люди, которых похитили, пропали без вести и есть опасения, что их уже нет в живых.

Американский журналист Саймон Островский, которого удерживали сепаратисты в Славянске три дня, говорит, что он увидел десятки других пленников в подвале городского офиса спецслужб СБУ, которого Нейстат описала, как "чёрная дыра", где многие люди исчезли без следа.

Как утверждает Островский, некоторые из них две недели оставались заложниками.

Хуров рассказывает, что его, как и многих других людей, средь бела дня похитила группа вооружённых людей в масках.

Его взяли в плен вместе с остальными проукраинскими активистами, - ещё один шахтёр и четыре лояльных Киеву чиновника из Новоградска - которые собрались 4 мая обсудить пути подавления сепаратистов в их родном городе.

Хуров утверждает, что его группа была мирной и в основном уделяла внимание на снятие флагов сепаратистов со зданий.

Активистов затолкали в минивэн и увезли в 11-этажное здание областного совета в Донецке, которое теперь служит в качестве штаб-квартиры Донецкой народной республики.

Здание, окруженное баррикадами и колючей проволокой, сейчас пользуется дурной славой как мрачный руководящий центр сепаратистского движения.

Говорят, что допросы и избиения происходят на пятом и шестом этажах.

По словам очевидцев, полевой госпиталь с отдельной операционной комнатой создан на втором этаже, где работают посменно около 50 медиков.

Хуров говорит, что его привели на пятый этаж сразу после того, как его показали возле здания с обмотанным вокруг головы украинском флагом.

"Они проводили меня в кабинет. Я слышал моих друзей, которые кричали из соседним комнат", - добавил он.

Как утверждает Хуров, именно там его избивали, над ним издевались и угрожали убить, потом в него ввели вещество, после которого он резко ослаб и не понимал, что с ним происходит.

Его отпустили на следующий день якобы в обмен на захваченных сепаратистов.

Остальные пять активистов были также освобождены. У всех были серьёзные травмы.

По словам бывшего сепаратиста Антона, мужчины, работающие на пятом и шестом этажах, родом из восточной Украины. Они владеют отточенными навыками ведения допроса, возможно, у них есть опыт работы в правоохранительных и разведывательных служб, - говорит он.

Антон подтверждает слухи о том, что боевики прибыли из России, в том числе из казацких подразделений, чтоб поддержать сепаратистов.

Он также подтверждает сообщения о полевом госпитале в здании областного совета в Донецке, где медики лечат раненных боевиков и изредка оказывают первую медицинскую помощь заложникам.

Антон заявил, что целью рейда, проведённого на прошлой неделе в офисах Красного Креста в Донецке, во время которого группу гуманитарных работников удерживали в течение семи часов, был захват медикаментов для сепаратистского госпиталя.

В то время, пресс-секретарь Донецкой народной республики заявил, что сотрудники Красного Креста, один из которых был жестоко избит, задержаны по обвинению в шпионаже.

С момента побега Антон живёт в страхе, что бывшие товарищи по оружию могут его самого "дисциплинировать".

"Если они узнают об этом, они не простят меня", - говорит бывший сепаратист.

Хуров тоже опасается за свою жизнь, жену и детей, которые последовали за ним в Киев после неоднократых угроз. Он не планирует возвращаться на восток Украины, где, по его словам, Донецкая народная республика приговорил его к смертной казни.

Отвечая на вопрос о его планах на будущее, Хуров растерялся. Но есть две вещи, которые он намеревается сделать как только выйдет из больницы. Первое - это продолжать борьбу за единую Украину, а второе - восстановить свою татуировку.

"Обещаю, что она будет ещё красивее и ярче чем раньше. Будут шрамы, но всех их можно убрать. Всё будет хорошо", - добавляет Хуров.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG