Accessibility links

В восточной и южной Украине милиция подчас просто испаряется


"Самооборона" в Ивано-Франковске, 19.05.2014

"Самооборона" в Ивано-Франковске, 19.05.2014

Гленн Кэйтс

Перед обгорелым зданием Дома Профсоюзов Анжела Седова, 47-летний соцработник, возлагает цветы к самодельному мемориалу. Более 40 человек, главным образом, пророссийских активистор заживо сгорели здесь в результате столкновений с проукраинскими демонстрантами.

По словам Седовой, поддерживающей антикиевских сепаратистов, к тому моменту как появилась милиция, пятиэтажное здание продолжало гореть уже около часа. Местные правоохранительные органы, по ее словам, оставили их беззащитными.

«По дороге домой я зашла в отделение милиции, чтобы написать заявление (о том что я видела), и я сказала: «Люди, вам не стыдно?»

В одиннадцати кварталах отсюда, рассказывают RFE/RL Игорь и Виктория, пара молодых сторонников единой Украины, на центральной одесской улице Дерибасовская милиция прикрывая, согласно утверждениям, пророссийских протестующих, открыла по ним огонь.

«Подошли один офицер и с ним несколько курсантов. Ну, я к ним опять подбегаю, говорю: «Чего вы пришли, почему вы ничего не делаете?», - говорит 24-летний Игорь. - А они мне говорят: «А что мы можем сделать?» А я говорю: «А вам не кажется, что слова «милиция» и «что мы можем сделать» не должны стоять рядом?»

Согласно утверждениям, шестеро протестующих были убиты; из них по крайней мере четверо - проукраинские активисты. После этого разъяренная толпа пошла штурмом на пророссийский лагерь. Пророссийские сторонники покинули лагерь и укрылись в соседнем здании Дома Профсоюзов.


Бутылки с зажигательной смесью, по словам очевидцев, швырялись как изнутри здания, так и снаружи, поэтому трудно установить отчего именно начался пожар.
Службы по чрезвычайным ситуациям появились уже когда здание Дома Профсоюзов было охвачено огнем.

Среди разрастающихся слухов и теорий заговоров, два враждующих лагеря мало в чем могут согласиться. Однако обе стороны считают, что милиция оказалась не в состоянии их защитить.

Эта несостоятельность милиции унесла больше жизней, чем любой из отдельно взятых инцидентов, произошедших с тех пор, как в феврале бывший президент Виктор Янукович покинул Украину и к власти в Киеве пришло новое правительство. Тем не менее, это всего лишь один из многочисленных эпизодов, когда местные правоохранительные органы либо исчезают из поля зрения, либо переходят в лагерь одной из конфликтующих сторон в восточной и южной Украине.

С тех пор, как с начала апреля пророссийские активисты стали занимать здания, правоохранительные органы некоторых восточноукраинских городов по большей части исчезли из поля зрения.

В донецком и луганском регионах, где вооруженные сепаратисты провозгласили независимые республики и добиваются присоединения к России, по словам временно исполняющего обязанности президента Украины Александра Турчинова, действующей милиции практически не осталось. Появились и видеозаписи, в которых сотрудники милиции заявляют о своем переходе на сторону сепаратистов.
Некоторые сотрудники милиции объявляют о своем переходе в стан сепаратистов после штурма горотдела милиции в Горловке.

По закону правоохранительные органы Украины подчиняются центральному управлению из Киева. Однако на практике местные чины всегда обладали властью благодаря своим союзам с местными влиятельными фигурами.

«В результате неоднократного отсутствия связи или практически осуществимых указаний из Киева, многие местные начальники милиции оказались в сущности парализованными, - считает профессор нью-йоркского университета и специалист по проблемам служб безопасности пост-советского периода Марк Галеотти. Но даже когда приказы из Киева поступали, следовать им означало более-менее объявить войну местным политическим элитам».

Один из милицейских детективов Харькова рассказал корреспонденту Украинской службы RFE/RL, что он и его коллеги вынуждены выступать в роли «проституток» для местных влиятельных лиц. Харьков находится всего в 40 километрах от российской границы. Здесь проживает 1,4 миллионов человек. В апреле пророссийским протестующим на короткое время удалось занять и удерживать здание местной администрации.

По словам отказавшегося представиться милиционера, называющего «отцами» как бывшего губернатора Михаила Добкина, так и мэра города Геннадия Кернеса, который в настоящее время находится на лечении в Израиле после совершенного на него нападения, действие или бездействие милиции всегда основывалось на приказах сверху.

Однако в своем решении о дальнейших действиях, местные сотрудники милиции также принимают во внимание пошатнувшиеся отношения Киева с правоохранительными органами.

Одним из первых решений временного правительства стало расформирование подразделения милиции особого назначения «Беркут». Согласно широко распространенному мнению, «Беркут» несет ответственность за гибель около 100 человек, протестовавших в февреле в Киеве против Януковича.

А временно исполняющий обязанности министра внутренних дел Арсен Аваков готов обвинять региональную милицию, зачастую и на «Фейсбуке», чуть что идет не так.

Через два дня после столкновений в Одессе Аваков осудил действия милиции, назвав их «безобразными и даже преступными».

В областях, где сепаратисты обладают весом, милиция зачастую не хочет брать на себя риск исполнять приказы из Киева. У них нет никакой уверенности, что назавтра власть не сменится.

Взаимное недоверие продолжает расти. Киев в своих попытках навести порядок и защититься от сепаратистских народных ополченцев, все больше полагается на проправительственных ополченцев, которые подчас лишь отчасти находятся у них в подчинении.

Согласно сообщениям, похожие самостоятельные проправительственные «силы самозащиты» установили блокпосты на ведуших в Одессу дорогах. Местные правоохранительные органы, однако, постарались вернуть видимость порядка. Премьер-министр Украины Арсений Яценюк заменил бывшего главу полиции на Ивана Катеринчука. Катеринчук – чиновник из черниговского региона, открыто поддержавший новое правительство. Он приказал провести расследование некоторых сотрудников милиции, подозреваемых в поставках вооружения пророссийским протестующим. Он также грозится ввести правила, запрещающие призывы к сепаратизму.

Притих прекрасный черноморский порт, более известный своим искрометным юмором, чем политической активностью. Одесситы, прогуливающиеся под цветущими липами возле знаменитой Потемкинской лестницы, говорят корреспонденту RFE/RL, что хотят позабыть о самом страшном со времен Второй Мировой войны насилии, произошедшем в их городе и вернуться к мирной жизни.

Однако многие по-прежнему опасаются возвращения насилия.

25-летний проукраинский активист Максим Миклин считает, что полагаться на правительственные силы невозможно.

«Мы очень хорошо понимаем, что начальника милиции можно сменить, но они останутся теми же людьми, что и вчера», - говорит он.
XS
SM
MD
LG