Accessibility links

«Величайшая женщина страны»


В 1936 году Нестор Лакоба был отравлен, а в следующем году вся его семья испытала на себе ужасы сталинских репрессий: 17 августа Сарию Лакоба арестовали, а в октябре начался процесс «тринадцати лакобовцев», которых обвинили в заговоре против Сталина

В 1936 году Нестор Лакоба был отравлен, а в следующем году вся его семья испытала на себе ужасы сталинских репрессий: 17 августа Сарию Лакоба арестовали, а в октябре начался процесс «тринадцати лакобовцев», которых обвинили в заговоре против Сталина

В этом году исполнилось 110 лет со дня рождения и 75 лет со дня гибели Сарии Лакоба, жены Нестора Лакоба, известного политического деятеля и председателя Центрального исполнительного комитета Абхазии. Этим датам была посвящена конференция, которая прошла в Абхазском институте гуманитарных исследований (АБИГИ) в Сухуме.

«Величайшая женщина моей страны» – так назвал Сарию Лакоба известный писатель Фазиль Искандер. Ее величие определяется трагичностью ее судьбы, несгибаемостью воли и тем фантастическим мужеством, с которым она на протяжении двух лет переносила нечеловеческие пытки и издевательства в застенках НКВД. 16 мая 1939 года она умерла в Ортачальской тюремной больнице в Тбилиси. Нестор Лакоба скоропостижно скончался за два года до ее смерти после ужина в доме Лаврентия Берия в Тбилиси.

Сария Джих-оглы познакомилась с Нестором Лакоба в доме своих родителей, где он, тогда молодой руководитель большевистской ячейки, скрывался в годы гражданской войны от английских оккупационных войск. В 1921 году они поженились, Сарие было на тот момент 15 лет, а через год у них родился сын Рауф. По воспоминаниям Адиле Аббас-оглы, жены родного брата Сарии, к моменту замужества она не успела окончить школу, но много занималась сама и сдала выпускные экзамены экстерном. А потом всю свою жизнь читала книги и занималась самообразованием. По словам Адиле, Сария была женщиной редкой красоты с большими карими бархатными глазами, излучавшими доброту, и с обворожительной улыбкой. Голос у нее был нежный и певучий, а походка – легкая. Совместная жизнь Сарии и Нестора была озарена любовью.

В 1936 году Нестор Лакоба был отравлен, а в 1937 году вся его семья испытала на себе ужасы сталинских репрессий. 17 августа 1937 года Сарию Лакоба арестовали, а в октябре начался процесс «тринадцати лакобовцев», которых обвинили в заговоре против Сталина.

С момента ареста жизнь Сарии превратилась в нескончаемую цепь пыток и изуверских мучений. Описывать все это невозможно, ибо жестокость ее мучителей не поддается пониманию. За два года они так и не смогли сломить ее волю, Сария не подписала ни одного признательного документа. Согласно легенде, перед самой смертью к ней пришел прокурор, требуя подписать показания против мужа. Сария плюнула, оставив на бумаге кровавый след, и сказала: «Вот тебе моя подпись». Сына Сарии Рауфа осудили, несколько лет он провел в застенках, а в 1941 году его расстреляли.

Выступая на конференции, посвященной годовщине гибели Сарии Лакоба, директор Абхазского института гуманитарных исследований Василий Авидзба рассказал о том, как запомнили Сарию ее близкие в момент ареста:

«Сария накинула на себя черный шарф, обвела нас прощальным взглядом и направилась к выходу. У двери она остановилась, повернулась к нам и, попытавшись улыбнуться, сказала: «Это какое-то недоразумение, которое я постараюсь распутать и как-нибудь помочь себе и братьям». Она попросила беречь Рауфа до ее возвращения и исчезла за дверью навсегда».

Известный абхазский историк Станислав Лакоба напомнил о судьбе Дома-музея Нестора Лакоба и рассказал о событиях того далекого прошлого:

«Вы знаете, что музей Лакоба, который был разрушен, напротив здания правительства по улице Лакоба находится и до сих пор не восстановлен. И вопрос этот как бы не ставится. Это еще одно из таких печальных свидетельств нашего времени. На самом деле очень многое пережили – эта семья и Сария, о которой очень много говорилось. Я не хочу повторять все эти ужасы, потому что многие прекрасно знают об этом. Я бы хотел начать с того, что Зураб Вианорович Анчабадзе был ректором нашего института, потом университета, но мало кто знает, что он был другом Рауфа (Лакоба) с детства, их дома были рядом. И он рассказывал такой эпизод. Напротив нынешнего русского театра находились юный Зураб и Рауф. В это время Берия проходил по набережной. Рауф его увидел и говорит: «Я должен подойти к нему и поговорить по поводу своей матери», потому что мать его, Сария, была арестована. Кстати, она была арестована 23 августа вместе с Шахусной, матерью Нестора Лакоба. Зураб говорит: «Я начал его отговаривать, ты, мол, не подходи все же, не надо обращать на себя внимание». Но он ответил: «Нет, я должен подойти». Подошел, поговорил с ним и сказал ему: «Дядя Лаврентий, моя мама ни в чем не виновна. Вы знаете нашу семью. Я бы хотел с ней встретиться». И тот пообещал и сказал: «Хорошо, ты ее увидишь». На следующий день Рауфа арестовали. Ему было 15 лет, и, естественно, потом уже только в застенках он увидел свою мать».

Станислав Лакоба так объяснил невероятную настойчивость сотрудников органов НКВД, которые два года пытали Сарию:

«Конечно, во многом вся эта трагедия, связанная с семьей, прежде всего, касалась архива Нестора Лакоба, где было очень много материалов, писем, в том числе письма Берия интересовали самого Лаврентия, где он просит Нестора свести его с товарищем Кобой и так далее. Эти письма, благодаря тому, что архив сохранился, получили известность. В свое время Мусто, младший брат (Сарии) рассказывал мне, что только он и Сария знали о том, где спрятан этот архив. Причем, она инсценировала во дворе дома, что, якобы сожгла архив Нестора Лакоба, все бумаги и документы, ненужные какие-то газеты, а потом спрятала этот архив. Она надеялась, что Мусто, как младший, как-то выживет все же. Хотя его тоже потом посадили, но он, отсидев, вышел. Это были годы оттепели. Он расконсервировал этот архив, никто не догадался, что там были эти документы. В общем, вокруг этого архива шло все, и пытки Рауфа, и, особенно, жены, но архив оказался нетронутым».

На конференции прозвучали стихи и пылкие речи, посвященные Сарие Лакоба, была зачитана телеграмма от Ассоциации жертв незаконных политических репрессий, выступавшие говорили о необходимости установить в г. Сухум памятник этой героической женщине.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG