Accessibility links

«Нам удается выжить везде»


Местные абхазы решили собраться вдали от городской суеты – близ Королевского парка в Гринвиче. У выхода на каменную набережную Темзы они развернули абхазские флаги и плакаты с призывом признать геноцид черкесов

Местные абхазы решили собраться вдали от городской суеты – близ Королевского парка в Гринвиче. У выхода на каменную набережную Темзы они развернули абхазские флаги и плакаты с призывом признать геноцид черкесов

ЛОНДОН---150 лет со дня завершения Русско-Кавказской войны вчера отмечали и в Лондоне. Местная абхазская община провела поминальную церемонию на набережной Темзы.

Местные абхазы решили собраться вдали от городской суеты – близ Королевского парка в Гринвиче. У выхода на каменную набережную Темзы они развернули абхазские флаги и плакаты с призывом признать геноцид черкесов.

Все участники акции – выходцы из Турции. Их предки, проживавшие в том числе и в Абхазии, были высланы Российской империей в Османскую Турцию в 60-е годы XIX века, по завершении Русско-Кавказской войны.

Айфер Сиба живет в Лондоне почти четверть века. Она приехала сюда из небольшого городка близ Стамбула, где, как она сказала, проживает немало выходцев из Абхазии. Айфер помогает соотечественникам с переводом документов на английский язык. Местная абхазская община, по ее словам, состоит примерно из 100 человек. Все они хорошо знают и поддерживают друг друга.

«Нам удается выжить везде, куда бы нас ни занесла судьба, – говорит Айфер. – Столкнувшись с проблемами, нельзя плакать и сложа руки жаловаться на жизнь. Сильный человек не будет оплакивать прошлое. Он поднимет голову и пойдет вперед, делая все возможное, чтобы выжить. Этот урок нам преподала история наших предков, которых мы вспоминаем сегодня».

Окончание Русско-Кавказской войны абхазская община Лондона отмечает второй год подряд. С наступлением сумерек пришедшие на акцию люди зажигают факелы и пускают венок с цветами по Темзе. Любопытствующим прохожим раздают листовки с описанием событий позапрошлого века. 28-летняя Мерве Кутлу принесла с собой торт – на нем из глазури выполнен черно-белый рисунок. Она испекла его сама.

«Черная половина торта символизирует боль, которую нашему народу пришлось перенести и которую мы по сей день чувствуем в наших сердцах, – говорит девушка. – А белая половина – это символ надежды. У нас есть страна под названием Абхазия, но она пока не признана всем миром, только несколькими странами. Мы надеемся на светлое будущее Абхазии, и все абхазы хотят этого, где бы они ни жили – в Абхазии или в других странах».

Мерве, как и большинство представителей местной общины, никогда не бывала в Абхазии. Старшее поколение свободно общается на абхазском языке, но их дети им не владеют. Лидеры общины надеются, что им удастся исправить ситуацию:

«Такие события, как сегодня, помогают нам «склеить» общину, – говорит Атакан Мерджан. – У нас растут дети, и пожилые люди волнуются, что они не получают тех знаний, которыми обладаем мы. Я думаю, у нас есть шанс это исправить».

По словам Атакана, в общине сейчас идет обсуждение возможности создания воскресной школы абхазского языка и танцевального ансамбля, а также проведения культурных вечеров.

Иешим Атршба – одна из немногих представителей местной общины, кто свободно говорит на абхазском. Она пришла на поминальную церемонию с особым флагом – на нем памятные надписи членов батальона Шамиля Басаева, принимавшего участие в грузино-абхазской войне 90-х годов прошлого века.

Мы встретились с Иешим в небольшом ресторане под названием «Сариер» (с турецкого – «желтое место»). Это единственное место в Лондоне, где подают и блюда абхазской кухни. Здесь в подвальном помещении на выходных собираются члены абхазской общины.

Иешим было 22 года, когда в самый разгар войны она решила продать все свои драгоценности и сбежать из дома. По поддельному паспорту она приехала из Турции в Абхазию и до последнего дня боевых действий помогала гражданским лицам в гудаутском госпитале.

«Когда я только приехала, меня не очень-то хорошо приняли, – вспоминает Иешим. – Они думали, что я долго не протяну и скоро сбегу. Но я осталась. Я мыла полы, посуду и белье – все только для того, чтобы заставить их принять меня».

Иешим приняли. Ей поручили помогать людям, потерявшим конечности во время артобстрелов. Иешим до сих пор в деталях помнит тот день, когда ее впервые подпустили к операционному столу:

«Когда они открыли его рану, моя голова пошла кругом. Мои колени так дрожали, что мне пришлось схватиться за спинку стула. Я тогда сказала себе: «Ты хотела пойти на войну, у тебя нет права бояться!» Набрав полную грудь воздуха, я взяла себя в руки и начала работать (…) С каждым днем я все больше убеждалась в правильности моего поступка. Не могло быть и речи о том, чтобы все бросить и уехать».

После войны Иешим хотела остаться в Абхазии. Она вступила в местный танцевальный ансамбль, но после гастролей по Турции пограничники отказались выпускать ее из страны.

Последние пять лет Иешим живет в Лондоне. Она пока плохо говорит по-английски, и нам приходится общаться через переводчика. Здесь у нее 15-летний сын Абрскил. Когда он закончит школу, Иешим планирует переехать в Абхазию насовсем.

«Это моя мечта – чтобы Абхазия стала такой же независимой страной, как и Россия, Америка, Германия или Англия, – говорит Иешим. – И я точно не хочу, чтобы Абхазия стала марионеткой в руках России или Грузии».


Командировка Олеси Вартанян в Лондон организована Миссией наблюдателей Европейского союза, которая присвоила нашему корреспонденту премию «За мирную журналистику».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG