Accessibility links

Беспомощные «отговорки»


Государственные ведомства в 2013 году выполнили менее половины рекомендаций Народного защитника. В числе структур, которые чаще всего игнорируют рекомендации, оказались три взаимосвязанных ведомства: Минюст, Высший совет юстиции и Главная прокуратура

Государственные ведомства в 2013 году выполнили менее половины рекомендаций Народного защитника. В числе структур, которые чаще всего игнорируют рекомендации, оказались три взаимосвязанных ведомства: Минюст, Высший совет юстиции и Главная прокуратура

Министерство юстиции Грузии категорически несогласно с утверждениями Народного защитника Грузии о том, что в 2013 году оно не выполнило ни одной его рекомендации. О том, что советы омбудсмена игнорируются многими государственными структурами, в том числе и Минюстом, Уча Нануашвили говорил на днях в своем отчете.

Государственные ведомства в 2013 году выполнили менее половины рекомендаций Народного защитника Грузии. Первый подобный отчет Уча Нануашвили представил общественности два дня назад. В числе государственных структур, которые чаще всего игнорируют рекомендации Народного защитника, оказались три взаимосвязанных ведомства: Министерство юстиции, Высший совет юстиции и Главная прокуратура Грузии. Первым на отчет омбудсмена откликнулся Минюст:

«Министерство юстиции обратилось в Главную прокуратуру Грузии с просьбой расследовать три случая: обыск в квартире бывшего губернатора Самегрело Тенгиза Гунава, правомерность уголовного преследования главы Объединенного штаба вооруженных сил Грузии Георгия Каландадзе, допрос свидетелей по уголовному делу бывшего министра обороны Бачаны Ахалая. Изучение этих вопросов выходит за рамки полномочий Министерства юстиции. Поэтому данные рекомендации омбудсмена не могут быть причислены к категории тех, к которым Министерство юстиции не прислушалось», – говорится в заявлении.

Как объясняет юрист Центра по правам человека Тамар Авалиани, в то время как рекомендации были направлены в Минюст, Главная прокуратура Грузии еще являлась его подведомством – она стала отдельной, независимой структурой позднее. Поэтому подобные «отговорки», по мнению Авалиани, звучат довольно беспомощно.

По закону «О Народном защитнике Грузии» выполнять рекомендации омбудсмена государственные структуры не обязаны. Тем не менее, говорит представитель Ассоциации молодых юристов Георгий Гоциридзе, определенные обязательства все же сохраняются:

«В случае если конкретный государственный орган не выполняет эти рекомендации, он в течение 20 дней в письменном виде должен предоставить офису ответ, почему не согласен с мнением омбудсмена по конкретным вопросам. Если же структура не предоставляет Народному защитнику необходимую информацию и не сотрудничает с ним, у омбудсмена есть право составить протокол об административном правонарушении и отослать его в суд. Тот, в свою очередь, может обязать государственное учреждение или конкретное должностное лицо выплатить штраф», – говорит Гоциридзе.

Связаться с офисом омбудсмена мне сегодня не удалось. Поэтому вопрос: «Почему Народный защитник не использует свои конституционные права?» – я задал юристу Центра по правам человека Тамар Авалиани:

«Это только усложнит отношения (Народного защитника с госструктурами). Подавать иск в суд нужно в крайнем случае. Если есть возможность решить вопрос путем сотрудничества, лучше следовать именно такой тактике. Показатель выполнения рекомендаций, конечно, очень низкий, но положение было бы хуже, если бы у этих структур были напряженные отношения».

По словам юриста, отчет омбудсмена был направлен именно на налаживание диалога с государственными ведомствами. И эта стратегия уже начала давать свои плоды: появились первые попытки разъяснить, по какой причине не были выполнены рекомендации Народного защитника, говорит Тамар Авалиани.
XS
SM
MD
LG