Accessibility links

Когда один из героев романа абхазского писателя Даура Зантария, престарелый велосипедист мосье Крачковски повернул руль своего велосипеда в сторону Абхазии, в сознании людей укрепилась опасная мысль о неотвратимости войны. Так уж случилось, что после появления мосье Крачковски, посвятившего свою жизнь пробегам в защиту мира, шестьдесят регионов земного шара стали горячими точками. Несмотря на сопротивление абхазских чиновников, накануне 1992 года Крачковски все же пересек территорию Абхазии, и наша страна пополнила список горячих точек в коллекции 84-летнего миротворца.

А в начале мая 2014-го в Абхазии высадился десант политологов. Неизвестно откуда заехавшие спецы массово заселились в гостиницу советского типа в центре Сухума. В течение двух недель они избороздили всю Абхазию от российско-абхазской до абхазо-грузинской границы, предлагая людям ответить на большое количество вопросов, от многих из которых несло провокационным душком.

Поначалу народ, польщенный вниманием исследователей и чувствующий порыв внести свой личный вклад в развитие науки, с радостью разъяснял заезжим интеллигентам особенности абхазского мировоззрения. Но все же часть задаваемых вопросов оставляла неприятный осадок. Поэтому спустя некоторое время отношение к заезжим политологам изменилось, и люди стали воспринимать их примерно так же, как много лет назад, накануне грузино-абхазской войны, велосипедный пробег в защиту мира мосье Крачковски. Уж очень многие вопросы, задаваемые интервьюерами, вызывали у людей, уж простите за тавтологию, ответные вопросы.

В предложенных анкетах интервьюеры ставили под сомнение основы государственного строя, спрашивая об отношении к статусу независимой Абхазии и отношению к вхождению Абхазии в состав России или Грузии, предлагали интервьюируемым рассказать об их личном отношении к армянам, грузинам, евреям, черкесам, абхазам, грекам и т.д., что вполне тянуло на разжигание межнациональной розни. Они также пытались «залезть» в избирательную урну, выведывая у электората, за кого они отдали бы свои голоса на выборах и будут ли они голосовать за нынешнего президента Анкваба, если в ближайшее воскресенье пройдут выборы. Делали упор на конфликт в абхазской церкви и предлагали определиться по поводу вхождения в РПЦ. А спрашивая про репатриантов, подчеркивали их религиозную принадлежность, и это тоже было очень похоже на разжигание религиозной вражды.

В общем, деятели, неизвестно откуда и с какими намерениями появившиеся в Абхазии, умудрились за пару недель создать в обществе не только ощущение надвигающихся выборов, но и приближающегося Апокалипсиса. А так как в стране идет подготовка к общенародному сходу, опрос упал на благодатную почву, народ забеспокоился и начал интересоваться: «Братцы, а чьих вы будете?» Но взамен на свою откровенность не получил ответа.

Не так давно абхазские наследники Феликса Эдмундовича проявили бдительный интерес к результатам простого журналистского опроса, не претендовавшего на какую-либо научность. А вот масштабный социологический опрос от Ингура до Псоу у них особого интереса не вызвал. И только после скандала, разгоревшегося в соцсетях, чекисты стали лениво интересоваться у общественных активистов вопросами, которые задавали населению заезжие социологи. Хотя и тут был не очень понятен их интерес - то ли они пытались выяснить содержание анкет, то ли степень осведомленности общественных активистов о вопросах, заданных политтехнологами.

У второй версии гораздо больше прав на жизнь, так как к тому времени стало уже широко известно, что десант политологов, высадившийся в Абхазии от Института социального маркетинга «Иносмар», крышует самый осторожный, а потому и самый незаменимый при всех правительствах вице-премьер Александр Страничкин. От интервью вице-премьер Страничкин отказался и отвечал на вопросы по телефону весьма уклончиво. Конечно, он не знает, кто заказал опрос, и, конечно, не знает, кто его оплатил. И вообще оказалось, что вице-премьер существует в абхазской системе власти «сам по себе» и в этом чудеснонезависимом качестве, сугубо по доброте душевной, направляет письма главам районов с просьбой оказать содействие «исследователям» в проводимой ими работе.

А еще вице-премьеру Страничкину неизвестно, давало ли высшее политическое руководство страны согласие на проведение такого опроса иностранной компанией, хотя он же уверен, что «президент в курсе». И чтобы подсластить горькую пилюлю, вице-премьер пообещал, что результаты опроса будут предоставлены широкой общественности и опубликованы в СМИ. Правда, не уточнил, в каких. Но это, наверное, и не столь важно. Важно, кому и зачем в нынешней и без того сложной ситуации понадобилось препарировать общественность Абхазии на предмет «лояльности» к России.
Конечно, государству необходимо проводить серьезные исследования, чтобы понимать ситуацию, нужды людей, строить долгосрочные планы. Но когда в твоей стране проводят исследования непонятно кем оплаченные заезжие политтехнологи, сомневаться, что это манипуляция общественным мнением и страну «заказали», не приходится.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG