Accessibility links

Испытание на прочность


С 1 мая, по неофициальным данным, пропуски, дающие право на пересечение границы с Грузией, получили около полутора тысяч жителей Ленингорского района. Приблизительно стольким же отказано, так как они не проживают на территории района

С 1 мая, по неофициальным данным, пропуски, дающие право на пересечение границы с Грузией, получили около полутора тысяч жителей Ленингорского района. Приблизительно стольким же отказано, так как они не проживают на территории района

В республике Южная Осетия жители Ленингорского района обеспокоены тем, что выдача разрешительных документов на пересечение границы с Грузией затягивается.

С 1 мая, по неофициальным данным, пропуски, дающие право на пересечение границы с Грузией, получили около полутора тысяч жителей Ленингорского района. Приблизительно стольким же отказано, так как они не проживают на территории района.

Остальные жители – это почти половина местного населения – пока ждут своей очереди. Их свобода передвижения ограничена, что создает массу проблем для людей. Почти все ленингорцы покупают продукты, одежду и лекарства в Тбилиси, где и цены значительно ниже, да и добираться туда намного легче, чем до Цхинвала. Многим из них жизненно необходимо иметь возможность пересечения границы: кто-то работает в Церовани и вот уже почти месяц не может попасть к месту работы. Многие лечатся в Тбилиси, среди них есть люди с тяжелыми заболеваниями.

Не может выехать из Ленингора митрополит Никозский и Цхинвальский ГПЦ Исая (Чантурия). По словам Тамары Меаракишвили, никто не думал, что выдача документов так затянется. Дочь Тамары Анна – ученица выпускного класса, занималась в Тбилиси с репетитором по русскому языку. Мать не хотела терять время, думала, пока Анна занимается с репетитором, подойдет время выдачи пропуска и дочка успеет вернуться домой к экзаменам. Но не тут-то было. Завтра у Анны последний звонок, а пропуск все не выдают. Под угрозой выпускные экзамены, говорит Тамара Меаракишвили:

«Я разговаривала с сотрудником КГБ, где выдают пропуски. Он говорит: «В первый раз слышу о твоей проблеме. Ой, как жалко. Ну, подожди». Я ответила: «Вы никогда не торопитесь, поэтому говорите, подожди, подожди, подожди... Чего ждать? Дайте вы мне эту проклятую бумагу – в жизни моей дочери не повторится последний звонок». Сегодня позвонила Анна, сказала, что приедет на пограничный пост и будет плакать, чтобы пустили на последний звонок».

Местное население болезненно реагирует на любые ограничительные меры властей. По району поползли слухи, что неслучайно новые пропуска действуют до 1 декабря – до конца года и вовсе границу закроют. Дескать, поэтому и затягивают выдачу пропусков, это такое предварительное испытание на прочность – кто выдержит, тот останется жить в Южной Осетии, а кто не выдержит, тот уедет навсегда.

По мнению Тамары, никакого умысла в этом затягивании нет, всему виной обыкновенная несобранность тех, кто отвечает за процесс, или пренебрежительное отношение к людям. По наблюдениям ленингорцев, большинство из тех, кто уже получил пропуски, – это беженцы из Церовани. Тамара говорит, что власти могли бы повнимательнее отнестись к тем, кто выбрал жизнь в Южной Осетии, обеспечить в первую очередь именно эту категорию граждан:

«Мне обидно. На прошлой неделе против меня в суде выступали свидетели – жители Церовани. В отличие от меня, у всех у них были пропуска. Они с гордостью говорили, что являются беженцами, что их выгнали из Ахалгори и они теперь живут в Церовани. Я знаю людей из Церовани, которые вообще не приезжали сюда, и у них есть пропуск. Я не понимаю, почему правительство ставит нас в такие неравные условия. Не вижу логики».

О предстоящей замене пропусков было объявлено за два месяца, наверное, решение об этом принималось еще раньше. Кроме того, местные власти прекрасно осведомлены о том, кто реально проживает в районе. Непонятно, почему нельзя было подготовиться заранее, организовать работу таким образом, чтобы не сеять в обществе ненужных подозрений и обид, из-за которых люди все чаще корят себя за сделанный в 2008 году выбор, говорят: «Мы и в Грузию не уехали, и в Южной Осетии не оказались».


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG