Accessibility links

Певец Апсуара


Николай Чифович принадлежал к той плеяде деятелей абхазской литературы, которые пришли в нее во второй половине 50-х, когда после удушливой ночи сталинско-бериевсого режима для абхазов забрезжили лучи надежды и народ смог, наконец, вздохнуть полной грудью

Николай Чифович принадлежал к той плеяде деятелей абхазской литературы, которые пришли в нее во второй половине 50-х, когда после удушливой ночи сталинско-бериевсого режима для абхазов забрезжили лучи надежды и народ смог, наконец, вздохнуть полной грудью

Сегодня Абхазия прощалась с известным абхазским писателем Николаем Хашигом, который скончался в минувшую пятницу на 83-м году жизни. Траурная церемония прощания началась в 11 утра в Сухуме, а похоронен Николай Хашиг был в родном селе Хуап Гудаутского района.

Николай Чифович принадлежал к той плеяде деятелей абхазской литературы, которые пришли в нее во второй половине 50-х, когда после удушливой ночи сталинско-бериевсого режима для абхазов забрезжили лучи надежды и народ смог, наконец, вздохнуть полной грудью. Печататься начал в 1956 году и уже в тридцать один год опубликовал свой первый роман. Сразу по окончании учебы в Сухумском пединституте в 1962-м начал работать в Союзе писателей Абхазии. В разные годы был консультантом, директором бюро пропаганды художественной литературы, директором Литфонда, ответственным секретарем Союза писателей Абхазии.

Кстати, насчет бюро пропаганды художественной литературы. Напрасно кто-то может подумать, что это была такая советская синекура, которая позволяла просто получать оклад, не принося никаких особенных хлопот и проблем. Николай Чифович гордился тем, что лет тридцать с лишним назад он смог организовать в Абхазии встречи читателей с Фазилем Искандером, который был тогда в Советском Союзе писателем опальным, полузапрещенным, и «пробить» эти встречи, оказавшиеся триумфальными, было в условиях той системы делом вовсе непростым.


Известны слова о себе Фазиля Искандера: «Я русский писатель и певец Абхазии». А про Николая Хашига можно, думаю, без сомнений сказать, что он был певцом Апсуара. В конце 80-х опубликовал в журнале «Алашара» публицистическую статью «Думая о завтрашнем дне», которая послужила отправной точкой последующей творческой работы, результатом которой стало издание книги «Апсуара». К этому своду идущих из глубины веков нравственных установлений абхазского народа в нашем обществе в последние десятилетия не раз время от времени обращались авторы многочисленных статей, порой на эту тему возникали дискуссии, но… возникали и утихали, а для работы Николая Чифовича эта тема стала поистине стержневой.

Думается, тут дело не только в его постоянном интересе к ней. Порой, когда к теме возрождения апсуара обращались некоторые авторы и ораторы, за спинами их начинали шуршать шепотки: а сам-то он придерживается в жизни норм апсуара? Про Николая Хашига же можно было всегда сказать, что он застрахован от таких шепотков. Скромность, чувство справедливости, доброжелательность к окружающим – все эти черты его личности неотъемлемы от понятия «апсуара».

А мне он запомнился также автором, который постоянно обращался в творчестве к детству, проведенному в горном абхазском селе Хуап. Когда-то, в начале 80-х, я пробовал свои силы в литературном переводе с абхазского языка, и первым опытом был перевод рассказа Николая Хашига «Великан из моего детства», публикация которого планировалась в очередном выпуске литературного альманаха. Это были воспоминания детства автора о колхозном бригадире, который ушел потом на Великую Отечественную войну и не вернулся. Это был статный парень огромного роста и большого сердца, большой доброты и чистоты души. В памяти автора рассказа навсегда осталось, как он маленьким мальчиком, стоя на каком-то возвышении и раскинув руки, пытался дотянуться кончиками пальцев до плеч своего старшего друга.

А немногим более двух лет назад, в начале 2012 года, Николай Чифович опубликовал в газете «Эхо Абхазии» статью «Драндская тюрьма: прошлое, настоящее и будущее». Незадолго до этого он впервые в жизни побывал в качестве члена комиссии по помилованию при президенте Абхазии в Драндской тюрьме, которая в первые годы советской власти была размещена в бывшем мужском монастыре. И в памяти его, как он писал, воскресли детские годы. В то трагическое время он наслушался тревожных вестей, связанных с «врагами народа» и расправами с ними. В его детском воображении слово «Дранда» ассоциировалось исключительно с тюрьмой, и ему было трудно представить себе, что это и село, в котором живут обыкновенные крестьяне. И Николай Хашиг сделал в статье такое предложение: на новом просторном месте построить тюремный комплекс с современной инфраструктурой, а в Дранде открыть музей сталинско-бериевских репрессий… Хочется верить, что его идея будет когда-нибудь воплощена в жизнь.

Сын Николая Хашига Инал – известный в Абхазии журналист, редактор газеты «Чегемская правда», племянник Руслан – гендиректор телеканала «Абаза-ТВ».


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG