Accessibility links

События в Крыму, а в еще большей степени на Донбассе, очень быстро и аккуратно расставили точки над «и» в спорах, длившихся не один и не два года.
Началось это с Крыма, который в корне уничтожил популярное мнение том, что Грузия дала «повод» для начала войны в августе. Ну вот, Украина не только не дала повод, но даже не шелохнулась, и, тем не менее, Крым теперь «их».

Донбасс и Луганск еще раз подтвердили, что не существует никаких «поводов для вторжения» - есть готовность к вторжению и неготовность. Для того чтобы вторгнуться в Крым, Путину хватило мифической угрозы «Правого сектора», которая не имела под собой никакой основы. А Донбасс и Луганщину бомбят с воздуха, идут открытые боевые действия, но российские войска так туда и не вошли – по крайней мере в таком формате, как в Южную Осетию и Крым.

Что, повода не было? Да неужели? Болтовня о «Правом секторе» - это повод, а 46 человек, заживо сгоревших в Одессе, – не повод? Восточная Украина показала, что главное – это готовность наступающей стороны пролить кровь. Если таковая есть, то байки о Дмитрии Яроше – достаточный повод. Если такой готовности нет, то и крематория в Одессе может не хватить.

Но с особым вниманием лично я в последнее время слежу именно за деталями фактически гражданской войны на Востоке Украины. Смотрю, и не покидает ощущение: это все уже было в Абхазии, но только там прошло втихую, незаметно для постороннего глаза. Не было в 92-93 годах интернета, не было социальных сетей, тотальной информационной глобализации, а сейчас есть. Именно поэтому украинские события – это полное повторение абхазской модели, только в эпоху абсолютной открытости и всеобщего прямого эфира.
Закрытость, с которой шла война в Абхазии в 92-93 годах, породила целый ряд мифов, которые с удовольствием повторяют многие мои тамошние оппоненты в соцсетях. Их невозможно было опровергнуть пока не появилась «Донецкая республика» - развернувшиеся вокруг нее события дают полное представление о событиях 22-летней давности.

Ну, например, уверенность в том, что Россия не только не помогала абхазской стороне, но и всячески содействовала Грузии, а добровольцы из Северного Кавказа, Приднестровья и прочие казаки прибыли в Абхазию на свой страх и риск, нелегально пересекая границы... Что ж, на примере Донбасса мы видим, кто и как «пересекает на свой страх и риск» границы для участия в чужой войне и насколько Кремль «не в курсе».

Напомню, что северокавказских добровольцев в те годы рекрутировала контора под названием «Конфедерация народов Кавказа». Конечно, сам свечку не держал и не видел, как в тогдашних российских спецслужбах создавалась эта организация, но отмечу, что после абхазской войны о ней никто ничего не слышал. Северный Кавказ с тех пор так и не утих, но бойцы «конфедерации» куда-то испарились без следа... Кстати, кадыровцы в Донецке, вероятно, тоже «на свой страх и риск»...

Очень похожи категории граждан России, которые воевали в Абхазии в статусе казаков, отдельных искателей справедливости, приднестровцев и т.д., на сегодняшних донбасских гиркиных, бородаев, многочисленных «ветеранов Афгана», «бывших спецназовцев», активистов различных националистических, православно-совковых организаций. Конечно, и тут можно сыграть в дурочку и сказать: «Это они сами, вопреки воле руководства», но... И тут пришли на помощь технологии.

Во время абхазской войны невозможно было представить себе, что тогдашние грузинские власти смогли бы как-то раздобыть телефонную запись разговора какого-нибудь маститого российского боевика и его куратора из спецслужб... Но в XXI веке и это возможно – украинское СБУ почти ежедневно знакомит нас с такими аудиоматериалами. Могу себе представить, сколько таких разговоров было между россиянами, воевавшими в Абхазии, и их московскими кураторами...

Схема, по которой шла война в Абхазии и идет война на Востоке Украине, - практически идентичная. Она позволяет российским спецслужбам действовать скрыто, без явного вторжения. При этом «пассионарии», защищающие интересы русского мира как в Абхазии, так и на Донбассе, вполне эффективно контролируются Москвой. Многие из них заблаговременно уволились из рядов вооруженных сил, и это тоже, в общем, логично: случись что – всегда можно будет отмазаться: «Да это не наш человек, мы его знать не знаем, он уже уволился в запас...»

Одним словом, Россия не принимала участие в абхазском конфликте ровно настолько, насколько она не принимает участия в войне на Востоке Украины.
Пора, наконец, разрушать иллюзии, которые постепенно перерастают в мифы - иногда совсем уж неадекватные. Например, страстная убежденность моих оппонентов в том, что в августе 2008 года Кодорское ущелье взяли абхазские войска. Возможно, так оно и было, только непонятно, что в таком случае делала российская военная колонна неподалеку от Кодори 10 августа. Вероятно, на пикник шла...

Я уже не говорю о таком популярном заявлении моих осетинских коллег, как «мы вас изгнали в августе 2008 года»... Дааа... Уж если и в августе 2008 года российские войска прибыли в Цхинвали не воевать, а шашлыки есть на свежем воздухе... Что же тогда говорить о 92-93 годах?

Миф хорош, когда его нечем опровергнуть, когда событие, лежащее в его основе, невозможно проверить... Миф, который можно перепроверить, – это уже и не миф вовсе.

А в конце очень рекомендую нашим абхазским и осетинским «братьям» более внимательно следить за востоком Украины. Может, Донбасс хоть немного освежит их память...

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG