Accessibility links

Несколько недель родственники и друзья ничего не знали о судьбе арестованного в Крыму украинского кинорежиссера Олега Сенцова, кроме того, что 11 мая он был задержан ФСБ и будет этапирован в Лефортово. Лишь 30 мая ФСБ объявила, что Сенцов и еще трое крымчан состоят в "Правом секторе" и подозреваются в подготовке терактов – в том числе у представительства "Единой России".

Первая картина Олега Сенцова "Гамер" попала на Роттердамский кинофестиваль и получила высокую оценку критики. Арест режиссера прервал подготовку к фильму "Носорог". У Олега Сенцова двое детей, которых он воспитывает один. Дочери 12 лет, сыну – 9, у мальчика диагноз – аутизм. В поддержку Олега Сенцова организована международная кампания, его имя не раз звучало на прошедшем в мае Каннском кинофестивале. Режиссер фильма "Майдан" Сергей Лозница все свои публичные выступления в Каннах начинал с упоминания об аресте Сенцова. "Тем, кто обвиняет Олега Сенцова в антироссийском экстремизме, следовало бы посмотреть его фильм "Гамер", снятый в интернациональном, преимущественно русскоязычном Симферополе", – говорит кинокритик Андрей Плахов. "Олег Сенцов – современный человек. Он режиссер с обостренной социальной чувствительностью. И его фильмы являются тому подтверждением. Поэтому его неизбежно должна была заинтересовать сложная и противоречивая общественная ситуация. Является ли его виной то, что он оказался вовлечен в радикальные события, в которые человек его возраста и его статуса не мог не быть вовлеченным?" – спрашивает режиссер Александр Сокуров.
Им обязательно нужно было найти в Крыму козлов отпущения и показать, что действовала экстремистская группировка
ФСБ проигнорировала и обращения кинематографистов, и протесты МИДа Украины. 30 мая российская спецслужба объявила о задержании членов правоэкстремистской группировки "Правый сектор". ФСБ сообщает, что Сенцов, а также еще трое человек, арестованных по этому делу, – С.Г. Афанасьев, А.В. Чирний и А.А. Кольченко – собирались привести в действие самодельные взрывные устройства возле Вечного огня и памятника Ленину в Симферополе, а также замышляли поджоги офисов Русской общины Крыма и представительства партии "Единая Россия". По сообщению ФСБ, "подозреваемые дают признательные показания об участии представителей "Правого сектора" в организации террористических актов на территории Крыма".

Журналист "Украинской правды" Екатерина Сергацкова, знакомая Олега Сенцова, считает сообщения о "Правом секторе" абсурдными:

– Олег Сенцов и Александр Кольченко никогда не состояли в "Правом секторе". Более того, Александр Кольченко всегда был активистом антифашистского движения. В Крыму он помогал организовывать акции в поддержку российских антифашистов и в память об Анастасии Бабуровой. Поэтому эти обвинения абсолютно абсурдны.

А что касается обвинений в терроризме?

Акция, прошедшая в поддержку Олега Сенцова и Александра Кольченко 23 мая в Крыму

Акция, прошедшая в поддержку Олега Сенцова и Александра Кольченко 23 мая в Крыму

– Я уверена, что Олег ни за что бы этого не допустил. Он помогал украинским военным выезжать с территории оккупированного Крыма, помогал активистам, когда они организовывали украинские акции в поддержку целостности страны. Никогда в его планы не входила экстремистская деятельность. То же самое могу сказать обо всех остальных ребятах. Я думаю, что эти обвинения связаны с тем, что им обязательно нужно было найти в Крыму козлов отпущения и показать, что действовала экстремистская группировка. Кроме того, ФСБ заявляет о том, что они поймали еще не всех активистов "Правого сектора", которые готовили теракты, и будут искать дальше. Таким образом население полуострова запугивается, и любые инициативы, связанные с Украиной, будут не просто пресекаться, а жестоким образом наказываться. К сожалению, российские власти никак не реагируют на обращения со стороны МИД Украины, Министерства культуры Украины. Все-таки эти активисты являются гражданами Украины, а их почему-то вывезли в Москву.

В Киеве создан Комитет помощи крымским политзаключенным. В него вошли правозащитники и гражданские активисты. В частности, участвуют Украинская Хельсинкская группа, Крымская полевая миссия по правам человека, "Евромайдан", "Крым.SOS", "Крымская сотня Майдана" и другие объединения. Комитет занимается юридической и информационной помощью политзаключенным и сбором средств для Олега Сенцова и его товарищей.

Член комитета крымская правозащитница Александра Дворецкая тоже считает, что обвинения, сформулированные ФСБ, полностью надуманы:

– Они ничего общего не имеют с правом, в первую очередь потому, что все фигуранты дела являются гражданами Украины. И по отношению к ним на оккупированной территории действуют международные соглашения: в частности, Женевская конвенция, которая не была соблюдена, и украинская сторона не была уведомлена о следствии и задержании ее граждан. Я лично знаю Олега Сенцова и Сашу Кольченко и могу точно сказать, что эти обвинения надуманные.

– Есть ли связь с Олегом и его товарищами? Встречались ли с ними родственники?

Все четверо этапированы в Москву, в СИЗО Лефортово. Прибыли они туда 23 мая для проведения экспертизы. До этого пребывали в СИЗО СБУ в городе Симферополе, в здании, которое теперь оккупировала ФСБ. Связь с ребятами осуществляется только через адвокатов. И то доступ был изначально осложнен, поскольку адвоката Олега Сенцова Дмитрия Динзе не пропустили на встречу со своим клиентом. Их родственники не имели шансов получить свидание, как и друзья.

– Были предположения, что Олега Сенцова могут обменять на журналистов LifeNews или будет оказано какое-то давление по международным каналам на Москву с тем, чтобы арестованных выпустили. Но почему-то этого не происходит. Вы считаете, что Киев делает все возможное, чтобы вызволить их из тюрьмы?

Думаю, что нет, не все возможное. Это работа МИД, а также нашего правительства, которое должно вести переговоры. Я бы не сказала, что здесь может идти речь об обмене, поскольку ребята не совершили никаких преступлений и правонарушений на территории Украины. Их преследование является политическим с целью запугать остальных активистов в Крыму. Даже к московским активистам не применяются такие статьи, как терроризм, они чаще применяются в Чечне.

– На Каннском фестивале много раз звучало имя Олега Сенцова, кинематографисты из разных стран участвуют в кампании по его поддержке. А деятели украинской культуры ведут какую-то кампанию?

Недавно был протест у администрации президента в Киеве, где украинские кинорежиссеры выступали в поддержку Олега Сенцова, а друзья Саши Кольченко, антифашисты, пикетировали российское посольство. Поддержка есть. Однако не на таком высоком уровне, как могла бы быть.

В комитете помощи крымским политзаключенным состоит и журналист Алексей Арунян, друг арестованного ФСБ Александра Кольченко:

ФСБ обвиняет его в участии в ультраправой группировке, а ультраправые размещали фотографии Саши в социальных сетях с призывом физической расправы над ним
Сашу я знаю с середины 2000-х годов. Он придерживается левых, анархистских взглядов. Ему чужды идеи эксплуатации, насилия, угнетения. Поэтому, когда российские войска начали оккупацию Крыма, он стал активно участвовать в акциях против аннексии, говорил о том, что Крым должен сам решать свою судьбу и никто не должен навязывать извне, тем более вооруженным способом то, в каком государстве Крым должен состоять. Сейчас Сашу стали обвинять в том, что он боевик "Правого сектора", хотя он всегда придерживался левых взглядов и начинал свою общественную деятельность с участия в антифашистских инициативах. Он был организатором кампании против ксенофобии, против национализма. ФСБ обвиняет его в участии в ультраправой группировке, что противоречит здравому смыслу. Ультраправые размещали фотографии Саши в социальных сетях с призывом физической расправы над ним, поскольку он придерживался антифашистских взглядов. В связи с этим просто диву даешься, когда читаешь это заявление ФСБ.

– Его обвиняют и в том, что он готовил теракты…

ФСБ сейчас очень опасается любого недовольства на полуострове, ведь весь этот режим держится на военной силе
Я думаю, что это абсурд, поскольку Саша всегда участвовал только в законной деятельности, в мирных акциях в защиту прав студентов, в защиту экологии Крыма, в защиту прав наемных работников и профсоюзов, в акциях против уплотнительной застройки в Симферополе и в прибрежной зоне Крыма. Для него были неприемлемы насильственные формы протеста. Он понимал, что они неэффективны, поскольку лучше бороться мирным путем. Я уверен, что ничего такого он не планировал. Явно ФСБ его арестовала вместе с другими активистами, поскольку он участвовал в кампании против аннексии Крыма. ФСБ сейчас очень опасается любого недовольства на полуострове. Это проявляется не только в этом деле, но и в ущемлении прав меджлиса и активистов крымско-татарского движения. Явно, что ФСБ очень боится недовольства, ведь весь этот режим держится на военной силе. И арест Саши и других его товарищей это акция устрашения как для него самого, так и для других крымчан, которые не согласны с оккупацией и, возможно, были бы готовы каким-то образом с ней бороться.

– А все арестованные действительно дружили или ФСБ сколачивает группу из случайных людей?

Листовки в поддержку Сенцова и Кольченко

Листовки в поддержку Сенцова и Кольченко

Я думаю, что они знакомы, поскольку не так уж много людей участвовало в акциях против аннексии. Думаю, что они на них пересекались, встречались, общались. Но насколько тесной у них была дружба, мне сложно сказать. Я никогда их вместе не видел.

Адвокат Олега Сенцова Дмитрий Динзе готовится к встрече в Лефортово со своим клиентом и хотел бы многое рассказать журналистам, но не может.

С меня взяли подписку о неразглашении данных предварительного следствия. Но я могу вам сказать, что та информация, которую они распространяют, фактически необъективна. А вот в каком объеме, не могу сказать, к сожалению. Если бы я не был на подписке, я бы объяснил. Они ограничивают защиту в распространении информации, а сами на гора выдают информацию, которую еще и нельзя комментировать, потому что она необъективна сама по себе.

Дмитрий Динзе напоминает, что задержанным по крымскому делу требуется помощь: их родственники далеко, да и свиданий им не разрешают. Российские кинематографисты уже ведут сбор средств для Олега Сенцова.

На этой неделе в Крыму пропали два активиста общественной организации "Украинский дом" – симферопольцы Тимур Шаймарданов и Леонид Корж. Оба ушли из дому и не вернулись, связь с ними отсутствует.

Как сообщил лидер "Украинского дома" Андрей Щекун, Тимур Шаймарданов вел активную общественную деятельность и принимал участие в акциях против оккупации Крыма.

– Тимур начал активную деятельность в то время, когда украинские воинские части блокировали "зеленые человечки" и пророссийские активисты. Тогда Тимур собрал целую группу единомышленников, которая дежурила, в том числе и ночью, у КПП воинских частей", – рассказал Щекун. Как сообщает корреспондент Радио Свобода, ситуацию в крымском управлении ФСБ и в местной полиции не комментируют. Услышав вопрос о пропавших парнях, там тут же бросают телефонную трубку и на повторный звонок уже не отвечают.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG