Accessibility links

Шесть дней, которые потрясли Абхазию


Нынешнее обострение ситуации во многом отличается от того, связанного с первыми в истории Абхазии выборами главы государства на альтернативной основе, и все шесть дней кризиса жила надежда на то, что до таких крайностей, как тогда, дело не дойдет

Нынешнее обострение ситуации во многом отличается от того, связанного с первыми в истории Абхазии выборами главы государства на альтернативной основе, и все шесть дней кризиса жила надежда на то, что до таких крайностей, как тогда, дело не дойдет

Около года назад один абхазский журналист, часто и остро критиковавший деятельность тогдашнего президента страны, назвал очередную свою публикацию о нем «Восемь с половиной Александра Анкваба», имея в виду предстоящие десять лет его правления за вычетом уже прошедших полутора, чем вызвал резко негативную реакцию своих по сути единомышленников – оппозиционеров. Как это так, возмущались они, что ты уверенно предрекаешь ему два президентских срока?

Между тем автор, которого увлекла идея использовать название знаменитого кинофильма Феллини «8 1/2», опирался на распространенные, разделявшиеся, в частности и мной, представления, бытовавшие к тому времени. Действительно, досрочные президентские выборы 2011 года, несмотря на звучавшую и тогда уничтожающую критику в его адрес, Анкваб выиграл у сильных соперников без видимого напряжения сил и убедительно, набрав почти 55% голосов: в обществе, измученном нестабильностью, часто бывают распространены грезы о «твердой руке». А международный опыт убеждает, что в большинстве случаев президенты переизбираются на второй срок. К тому же вплоть до самого конца 2012 года правление Анкваба было для него почти безоблачным (попытка физического устранения, пожалуй, только повысила в массе населения его рейтинг), и лишь затем оппозиция пошла на затяжной штурм «властных укреплений»…


Воспоминания о политическом кризисе в Абхазии 2004 года, когда почти десятилетие назад республика оказалась на грани гражданской войны, неизбежно присутствовали в абхазском обществе эти шесть дней – начиная со вторника 27 мая и заканчивая воскресеньем 1 июня. Один из интернет-пользователей даже возмутился на форуме: ну что, мол, все оглядываются на 2004-й и рассуждают о его повторении? Безусловно, нынешнее обострение ситуации во многом отличается от того, связанного с первыми в истории Абхазии выборами главы государства на альтернативной основе, и все шесть дней кризиса, вплоть до его разрешения вчера вечером, жила надежда на то, что до таких крайностей, как тогда, дело не дойдет. Но параллелей, тем не менее, можно провести немало, а главное – корни нынешнего противостояния уходят именно в 2004-2005 годы, когда тогдашней оппозиционной команде, одним из лидеров которой был Александр Анкваб, удалось-таки после долгой изнурительной борьбы овладеть властными рычагами. Теперь же команда Рауля Хаджимба взяла реванш. И персоналии в обоих политических лагерях в основном остались те же.

Дня три назад, бродя по Сухумскому городскому рынку, я решил совместить одно полезное дело с другим и опросить знакомых покупателей, которые встречались на пути, да и некоторых продавцов на предмет того, что они думают о последних событиях в стране. Подчеркну, что все это были те неполитизированные люди разных национальностей, которые не ходят на митинги и сходы и уж тем более не сидят в соцсетях и на интернет-форумах. Еще их можно назвать «болотом», тем самым большинством, поведение которого зависит от меняющихся обстоятельств. И у меня сложилось стойкое впечатление, что еще неделю назад эти люди, по крайней мере большинство из них, высказались бы за Анкваба, исходя, главным образом, из соображений: главное – стабильность, не буди лихо, пока оно тихо, и т.д. А вот теперь те же люди, видя, что перевес сил, похоже, на стороне Координационного совета, готовы были поддержать именно его: «лишь бы побыстрее все это закончилось», как выразился один собеседник. Ведь воспоминания о той «качке», в которой десятилетие назад полгода пребывала Абхазия, еще свежи в памяти многих; не дай Бог, говорят они, такое снова пережить. Во взгляде у некоторых моих собеседников читался испуг, и они начинали говорить после продолжительной паузы.

Обстоятельный анализ событий последних бурных дней в Абхазии еще впереди. Но можно без сомнений говорить о том, что в глазах моих собеседников «из простого народа», далеких от рассуждений о конституционном поле, взвешивания всех обстоятельств произошедшего, правовых и экономических выкладок, Александр Анкваб стал, что называется, «хромой уткой» после того, как укрылся на российской военной базе под Гудаутой. Тут и свежий пример Януковича явно сработал против его реноме.

Кстати, один мой приятель вспомнил, что в истории Абхазии уже был такой прецедент, когда в начале позапрошлого века многие абхазы воспротивились тому, что преемником владетельного князя Келешбея Чачба стал его сын Сафарбей (Георгий), и тот правил, боясь выехать из крепости Сухум-кале, где стоял русский гарнизон. А я напомнил собеседнику гораздо более близкий исторически пример, когда буквально на моих глазах в ноябре 2004-го из комплекса правительственных зданий через выход из кабмина на улице Лакоба выбегал в окружении охранников тогдашний премьер-министр Абхазии Нодар Хашба. В тот момент президентский дворец штурмовали сторонники Багапша-Анкваба (они называли это «разблокированием»), а Хашба затем укрылся в российском санатории «Сухум», где располагался штаб миротворческих сил СНГ, и продолжил там некоторое время руководить правительством. И вот теперь на новом витке истории это случилось уже с Александром Анквабом.

Его прощальное обращение в качестве главы государства к народу Абхазии, в котором он заявил о своей отставке, опубликованное в воскресенье вечером на сайте «Апсныпресс», а затем и на АТ, было далеко от миролюбия к политическим оппонентам и какой-либо благостности. В общем, он сказал о том, о чем хотел сказать: что его оппоненты думают только о власти. Но многие рассуждают и о тех мотивах его ухода в отставку, о которых он по понятным причинам не сказал: сторонники Анкваба уже стали отворачиваться от него. Некоторые явно, некоторые – своим молчанием и бездействием.

На понедельник 2 июня был намечен большой сход на площади Свободы в Сухуме сторонников экс-президента, затем, естественно, отмененный. Но были ли в состоянии его организаторы собрать больше народа, чем было 27 мая, скажем, тысяч десять? Весьма сомнительно. Впрочем, симпатизирующие Анквабу трактуют это как его заботу о том, чтобы не столкнуть массы людей…

Так или иначе, но решение о добровольной отставке он принял после целого дня консультаций со своими сторонниками. А ведь еще в субботу поздно вечером был опубликован его решительный протест по поводу назначения в тот вечер парламентом досрочных президентских выборов.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG