Accessibility links

Когда лучше «против всех»


Изнуренный безнадегой избиратель ждал от кандидатов внятных предложений о том, как обустроить нормальную жизнь в республике. Вместо этого какие-то вялые разговоры ни о чем, общие фразы о необходимости чего-то там нормализовать, создать, возродить

Изнуренный безнадегой избиратель ждал от кандидатов внятных предложений о том, как обустроить нормальную жизнь в республике. Вместо этого какие-то вялые разговоры ни о чем, общие фразы о необходимости чего-то там нормализовать, создать, возродить

Четыре дня остается до выборов в парламент республики Южная Осетия. По оценкам местных наблюдателей, за почти месяц агитации кандидаты так и не смогли развеять скептическое отношение к себе со стороны избирателей.

Жительница Цхинвала Валентина Котолова говорит, что, как и большинство ее знакомых, сожалеет об отсутствии в избирательном бюллетене графы «против всех». Чем дальше шла избирательная кампания, тем большую популярность набирал именно этот «кандидат».

Предвыборные теледебаты вместо агитационного мероприятия превратились в некое подобие массового саморазоблачения участников предвыборной гонки.

Изнуренный безнадегой избиратель ждал от кандидатов внятных предложений о том, как обустроить нормальную жизнь в республике. Вместо этого какие-то вялые разговоры ни о чем, общие фразы о необходимости чего-то там нормализовать, создать, возродить. Это убогое зрелище поубавило желание людей идти на выборы, говорит Валентина Котолова:

«Там не то, чтобы свежей идеи, – свежего лица, свежих глаз нет. Вчера был министром иностранных дел, а сегодня представитель Компартии... На протяжении двадцати лет мы видим одни и те же лица по телевизору, и психологически это давит очень сильно. Как они нам надоели! На самом деле мы видим, что ни у кого из них нет никакой реальной программы, никто даже не понимает, что нужно делать. Мы прекрасно знаем, зачем они идут в парламент: чтобы еще пять лет выгодно там просидеть».

Руководитель общественного движения «Твой выбор – Осетия» Алан Джусоев
говорит, что не стоит драматизировать ситуацию. Кому-то хочется депутатов умнее, харизматичнее, кто-то хочет увидеть во власти новые лица. Но кандидаты такие, какие есть, других нет и взять их неоткуда.

Алан Джусоев подчеркивает: кандидатами не становятся случайно. Эти люди создали свои партии, прошли отбор на рейтинговых голосованиях, т.е. они ставили перед собой задачи и добивались их выполнения, в отличие от многих из тех, кто их сегодня критикует.

«Такое ощущение, будто мы живем не в Южной Осетии, где все друг друга знают, а в Китае, – говорит Алан Джусоев. – Избиратели удивляются, а чему они удивляются? Они что, не знали, кто выдвигается? Когда люди говорят, что эти лица им надоели, у меня возникает вопрос: а что они сделали для того, чтобы «задвинуть» эти лица? У каждого была возможность создать общественно-политическое движение или партию, примкнуть к какому-то движению. Ничего этого не было сделано, а теперь они проснулись и возмущаются. Раньше надо было думать».

Это не совсем так, говорит Валентина Котолова, многие люди не сидели сложа руки. Были обращения местной интеллигенции к президенту с просьбой сформировать половину парламента по мажоритарной системе. В этом случае люди могли бы без лишних бюрократических препон выставить свои предложения на суд избирателя. Подобная система формирования парламента способствовала бы притоку новых креативных людей. Но власти решили иначе, говорит Валентина Котолова:

«Мы пытались добиться, чтобы у нас была пропорционально-мажоритарная система выборов. Нам ответили: «этого нельзя». Оставили пропорциональную систему выборов, по которой нашему руководству легко формировать послушный парламент. У нас муссируются слухи, и есть основания для этих слухов, что все эти партии были укомплектованы в президентской администрации, то есть между ними нет никакой разницы. Поэтому люди и не видят смысла голосовать за ту или иную партию».


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG