Accessibility links

Побочные эффекты


В селении Сагопши среди убитых оказались не случайные люди, а те, кто действительно координировал действия местного вооруженного подполья

В селении Сагопши среди убитых оказались не случайные люди, а те, кто действительно координировал действия местного вооруженного подполья

Спецоперация в ингушском селении Сагопши, в ходе которой был убит лидер ингушских боевиков, вызвала цепную реакцию целого ряда событий, среди которых задержание предполагаемого смертника, отмена и введение вновь режима КТО, нападения на сотрудников силовых структур.

Ликвидация лидера ингушских боевиков Артура Гатагажева была ознаменована отменой действия режима КТО (контртеррористическая операция) на всей территории Ингушетии. Разумеется, не стоит умалять успехи силовиков: в с. Сагопши среди убитых оказались не случайные люди, а те, кто действительно координировал действия местного вооруженного подполья. Но и без недостатков, которые непринято упоминать в официальных пресс-релизах, в этот раз тоже не обошлось. Вместе с домом, где укрывались боевики, обстреляли и частично разрушили соседний дом с мирными жителями. Семья Мухарбека Коригова более часа находилась в зоне обстрела, в результате которого из-за попадания предположительно нескольких минометных снарядов загорелся второй этаж их дома. Ни до начала спецоперации, ни во время ее проведения никто не попытался установить контакт с Кориговыми и принять меры к их эвакуации. Глава семейства на свой страх и риск принял решение вывести семью из горевшего дома, несмотря на то, что на улице шла интенсивная стрельба. По счастливой случайности мирные жители не пострадали.

Еще один непонятный инцидент, косвенно связанный со спецоперацией в Сагопшах, произошел в Малгобекском районе 26 мая. Сотрудники полиции задержали всех членов семьи Артура Гатагажева, которые приехали из Самары в надежде, что им разрешат похоронить труп своего родственника. Они, конечно, поступили наивно, забыв о том, что согласно закону «О борьбе с терроризмом» вероятность выдачи трупа маловероятна, но это никак не может служить оправданием для их задержания. Девять человек, включая трех женщин и малолетних детей, задержали на посту и доставили в Малгобекский отдел полиции. Через несколько часов одну из женщин и детей отпустили, остальных оставили дожидаться суда. О том, что их собираются судить, Гатагажевы узнали только вечером следующего дня в здании городского суда. Еще большей неожиданностью для них стали обвинения в оскорблении сотрудников полиции. В итоге Мухмета Гатагажева, 1949 г.р., его жену, инвалида Пятимат Кузикову и сноху Аллу Оздоеву оштрафовали на 500 рублей, а двум братьям Зурабу и Ибрагиму Гатагажевым присудили двое суток административного ареста. Но и на этом проблемы у них не закончились. Из здания суда их снова доставили в отдел полиции, где сообщили, что в отношении братьев Гатагажевых будет возбуждено уголовное дело за хранение наркотиков. Наркотики якобы нашли в машине, на которой Гатагажевы ехали из Самары в Ингушетию. Пятимат Кузикова, оставив надежду похоронить убитого сына, бросилась защищать живых. Сначала она попыталась попасть на прием к главе республики, но среди родственников убитых боевиков, приглашенных 28 мая на встречу с Евкуровым, Гатагажевых не оказалось.

3 июня женщина обращается за помощью к Уполномоченному по правам человека. Суть ее жалобы заключается в том, что наркотики в их машину подбросили, сыновей удерживают в ИВС незаконно, а адвоката к задержанным не допускают.

4 июня представитель ингушского омбудсмена посетил ИВС и встретился с братьями Гатагажевыми. Как выяснилось, с момента их задержания с адвокатом они действительно не встречались, но и жалоб на применение к ним насилия у братьев не было. Эту же информацию подтвердил и адвокат, который смог встретиться со своими подзащитными сразу после визита представителя Уполномоченного по правам человека в РИ.

Тем временем в 14 населенных пунктах Ингушетии снова ввели режим КТО. Для восстановления статуса кво с момента отмены действия режима понадобилось всего три дня. Последовавшие вслед за этим события стали как бы логическим подтверждением необходимости введения этой меры. 2 июня в Сунженском районе республики в результате подрыва фугасов пострадали восемь сотрудников силовых структур, один из которых впоследствии скончался. 6 июня в Назрани неизвестные обстреляли силовиков, охранявших морг, в котором до сих пор находятся несколько тел боевиков, убитых в с. Сагопши. В результате этого нападения, по официальным данным, ранения получили четыре сотрудника полиции.
XS
SM
MD
LG