Accessibility links

Давненько не доводилось мне быть участником бурных разговоров на актуальные общественно-политические темы в знаменитой сухумской кофейне «У Акопа», в просторечии именуемой «брехаловкой». Но на этот раз, когда мы с моим приятелем по прозвищу Ходячая Википедия подошли к ней и он вскинул руку, приветствуя троицу, сидевшую за одним из столиков, я сразу понял, что застрянем здесь надолго.

И точно: едва успели присоединиться к сидевшим, как одна из них, блондинка, которую я помнил как исполнительницу вокальных номеров на местном телевидении, обратилась к нам с вопросом, который, видно, и до этого активно обсуждался за столиком: «Ну, что, кто будет нашим следующим президентом?» Я только покачал головой, а Ходячая Википедия принялся обстоятельно рассуждать о том, что и так всем известно: что никогда в Абхазии за два с половиной месяца до президентских выборов не было такой неясности, такого тумана. Не то, что «кто победит на выборах», но и кто будет выдвигаться, трудно сказать. Даже Рауль Хаджимба, признанный лидер оппозиции, и тот темнит, не говорит определенно о своем выдвижении.

– Я буду президентом, – неожиданно подняла руку как ученица в школе Вокалистка. – А потом вы придете чем-то недовольные в мой кабинет: бу-бу-бу, бу-бу-бу, – и выгоните меня оттуда…

– Да уж, – после паузы произнес Ходячая Википедия, – создали мы прецедент!

– «Прецедент»… – пробурчал лысоватый мужчина лет пятидесяти, которого мне представили как Заура. – Можно подумать, что в 2004-м у нас ничего этого не было. Да похуже было… Что, не помните, как тогда сторонники, в том числе и Анкваба, президентскую администрацию после штурма разнесли? Сейчас-то там хоть кабинеты опечатали…

– Позвольте с вами не согласиться, – церемонно сказал я. – Противостояние и ожесточение тогда действительно зашли гораздо дальше. Но это все было в процессе президентских выборов, споров по результатам голосования, и в конце концов удалось договориться о компромиссном решении, а за рамки Конституции никто не вышел… Впрочем, и сейчас ведь, если подходить формально, президент в конце концов написал заявление о добровольной отставке. В отличие, кстати, от Януковича, который в отставку не подавал. Так что в итоге мы свернули все же в правовое русло. Кстати, знаете, на что я еще обратил внимание? После ночи с 27 на 28 мая многие у нас, и не только сторонники бывшего президента, переживали, что мы уронили имидж своего государства. А вот доброжелательно настроенные к Абхазии российские авторы чуть ли не расхваливают нас: вот посмотрите, как абхазы цивилизованно, бескровно вышли из политического кризиса… И многие у нас, конечно, с удовольствием поддержали эту мысль.

– Ага, – взорвалась Вокалистка, – сперва создаем кризис, а потом героическими усилиями его преодолеваем… Вот именно что «если подходить формально»… А по сути это был рейдерский захват власти. Что, не так?

Судя по тому, что, произнося это, она повернулась к сидевшему рядом усатому дядечке, которого я знал как собирателя фольклора, можно было догадаться, что до нашего прихода она с ним активно спорила. Собиратель фольклора мигом встрепенулся:

– Извини, но чтобы народ поднялся на восстание, его надо довести. А твой Анкваб чем больше упирался, тем дальше загонял себя в угол. Ему предлагали пойти на уступки. А он – «нет, нет и нет!» Ну, вот и получил свое «нет».

– Мне это нравится! «Недоговорной» президент, да? То есть идет себе, скажем, по улице человек. К нему подходит компания и вежливо предлагает: «Давайте договариваться. Вот нам понравился ваш айфон, еще часы… Не могли бы вы нам их передать в постоянное пользование?» Так и они «консенсус» предлагали: «премьера в отставку, нового рекомендуем мы, и он же формирует новое правительство, а ты довольствуйся ролью английской королевы». А может, им еще ключ от комнаты, где российские транши лежат, надо было дать? Вообще, свое право формировать правительство он честно заработал на выборах в 2011 году. Что-то мне не верится, что если бы они победили тогда на выборах, стали бы предлагать Анквабу и его сторонникам сформировать правительство.

Собиратель фольклора при поддержке Заура начал бурно с ней полемизировать. «Первое, – стал он загибать пальцы. – Самое страшное преступление, которое грозило гибелью нашей независимости, – это выдача в обход закона абхазских паспортов 26 тысячам граждан вражеского государства. Второе – никакого собственного развития экономики, производств и даже обещаний делать это. Третье… И что, мы должны были спокойно смотреть на все это еще два с половиной года и ждать, что будет со страной?»

Потом разговор незаметно вернулся к сегодняшней ситуации и к тому, не ждут ли Абхазию новые потрясения, если борьба за президентское кресло окажется чересчур жесткой. И тут Собиратель фольклора выдал мысль: «И зачем Координационный совет стал назначать выборы? Ну, взяли власть в свои руки и взяли…», после чего на него накинулись уже все. Что он такое, мол, говорит, вот это и было бы узурпацией власти… Да и по какому бы методу в КС распределяли посты?


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG