Accessibility links

Гела Николаишвили: «Выборы можно считать состоявшимися»


Гела Николаишвили

Гела Николаишвили

ПРАГА---Продолжаем тему. У нас на прямой телефонной связи из Тбилиси находится юрист Гела Николаишвили.

Александр Касаткин: Гела, добрый вечер.

Гела Николаишвили: Добрый вечер.

Александр Касаткин: Гела, к вам первый вопрос о недавнем прошлом. Как вы можете оценить предвыборную ситуацию и процесс подготовки к выборам?

Гела Николаишвили: Предвыборная ситуация была напряженной, были моменты, когда происходили нарушения, использовался административный ресурс… Но, в общем, можно сказать, что все же предвыборная кампания проходила довольно спокойно, несмотря на напряженность, которая предшествует всяким выборам. Надо сказать, что обстановка в этот период была более напряженной, чем перед выборами президента в прошлом году. Но на этот раз, думаю, и как говорят эксперты, первые данные экзит-поллов говорят приблизительно о той ситуации, которая ожидалась большинством экспертов, в том числе и мной. Хотя можно сказать, что если эти предварительные результаты экзит-поллов подтверждаются, то чуть больше, чем я предполагал, получило «Единое национальное движение» – я прогнозировал меньше 20%. Также чуть больше получила «Грузинская мечта»: по моим предположениям, у них должно было быть около 40%. И то, что явка была довольно низкой – до 40%, полностью подтверждает мой прогноз и предположения большинства экспертов. Так в общих чертах можно оценить и предвыборную ситуацию, и первые результаты голосования.

Александр Касаткин: Гела, вы, как юрист, как можете оценить предвыборную ситуацию, когда были зафиксированы факты давления со стороны госструктур, в том числе силовых структур, на кандидатов от оппозиции в регионах? Как вы считаете, можно ли в этом случае считать сегодняшние выборы не только состоявшимися, но и демократичными?

Гела Николаишвили: Я думаю, что, в общем, можно так считать, несмотря на то что в отдельных местах действительно имели место подобные факты, хотя лишь четыре человека из 76, которые сняли свои кандидатуры, подтверждают, что так они поступили из-за давления со стороны государственных структур. Во всяком случае это, конечно, считается минусом сегодняшней власти. Но я не думаю, что это дает нам повод говорить о том, что нельзя оценить прошедшие выборы как демократичные. Надо еще учесть, что на несколько тысяч мест претендовали более десяти тысяч кандидатов. Если такие случаи происходили, думаю, что на 76 кандидатов это очень маленький процент, хотя каждый из них надо изучить, и если подтвердится каждый из этих фактов, конечно, надо предпринимать меры, которые предусматриваются законодательством в отношении представителей властей.

Александр Касаткин: Гела, скажите, если считать данные одного из экзит-поллов действительными и если состоится второй тур выборов, на ваш взгляд, стоит ли ожидать подобных нарушений во время второго тура, или что-то изменилось?

Гела Николаишвили: Вы имеете, наверное, в виду второй тур в Тбилиси. Потому что в 12 городах избирались мэры, и, я думаю, что в большинстве из этих городов ожидается второй тур. Что касается Тбилиси, думаю, что если и состоится второй тур, шансы кандидата от «Нацдвижения» невелики. Вообще можно сказать, они не имеют шанса победить, они сами это понимают, но для «националов» это уже будет победа. Второй тур – это, сами понимаете, более накаленная предвыборная кампания, более напряженная, и когда два кандидата остаются, то это уже само собой ставит их вровень. Безоговорочно «Нацдвижение» – вторая политическая сила в стране. Как утверждают сами представители «Национального движения», их успех заключается в том, что, хотя сегодня они получили не больше голосов, чем во время президентских выборов, все же подтвердили свое положение – главной оппозиционной партии. Надо сказать, что это большой успех на фоне того, что очень много людей были настроены против них, агрессивно настроены. Но у «националов» стабильный электорат, и, видно, они его сохранили – около 20%.

Александр Касаткин: Гела, вот Ника Мелия заявил, что тбилисцы недовольны многими приостановленными социальными и инфраструктурными проектами и поэтому жители столицы не явились на выборы. Как вы считаете, чем можно объяснить такую низкую явку избирателей?

Гела Николаишвили: Я думаю, что в какой-то мере это правильно – индифферентность, фрустрация среди избирателей, электората… Но это совсем не говорит в пользу Мелия, даже в том случае, если состоится второй тур. «Националы» не отрицают, что кандидат власти Давид Нармания получил больше голосов, по меньшей мере в два раза больше, чем Мелия. Это означает, что абсолютную поддержку не имеет ни кандидат власти, ни кандидат главной оппозиционной силы. Хорошо было бы, если третья оппозиционная сила появилась и приблизилась к «Национальному движению», но, как видно, этого не происходит. А ожидания и лично у меня, и у многих было такое: не имеет значения, какая сила, партия Бурджанадзе или другая, но все же составит конкуренцию. Если бы оппозиция смогла объединиться вокруг одного лидера, допустим Бурджанадзе, или Лорткипанидзе, или Кукава, или кого-то другого, даже пусть Нателашвили, – это было бы гораздо полезнее для непарламентской оппозиции. Но, к сожалению, это не удалось.

Александр Касаткин: Спасибо. У нас на прямой телефонной связи из Тбилиси был юрист Гела Николаишвили.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG