Accessibility links

Прыжки на месте


Если руководство Южной Осетии мечтает о расширении признания, наверное, нужно быть осмотрительнее в своих словах и действиях. Тем более, когда помочь нечем, а твоя жертва лишена всякого смысла

Если руководство Южной Осетии мечтает о расширении признания, наверное, нужно быть осмотрительнее в своих словах и действиях. Тем более, когда помочь нечем, а твоя жертва лишена всякого смысла

11 июня Верховный совет самопровозглашенной Луганской народной республики принял обращение к России, Белоруссии, Казахстану, Венесуэле, Никарагуа, Кубе, Сирии, Сербии, Армении, Китаю, а также самопровозглашенным республикам Приднестровью, Южной Осетии и Абхазии с просьбой признать независимость ЛНР. Одним из первых на этот призыв откликнулась Южная Осетия.

Вчера вечером информагентство «Рес» сообщило о том, что обращение луганчан было рассмотрено на совещании у президента Тибилова с участием председателя правительства, спикера парламента, руководителя администрации президента и других официальных лиц. По информации пресс-службы президента, в ходе совещания Леонид Тибилов заявил:

«Уважая волеизъявление народа Луганской народной республики, руководствуясь общепризнанными нормами международного права, республика Южная Осетия признала итоги референдума и готова к принятию конструктивного решения».

По итогам совещания президент направил обращение в парламент, где оно будет рассмотрено на ближайшей сессии.

Непонятно, чем вызвана активность, с которой руководство республики принялось за рассмотрение этого обращения. Зачем вдруг понадобилось Южной Осетии, которая сама испытывает дефицит легитимности, признавать независимость Луганской республики (в противном случае, какой смысл обсуждать это обращение)? Кто стимулировал эту активность?

По мнению армянского политолога Гагика Авакяна, скорее всего, это местная самодеятельность, потому как трудно представить, что Цхинвал затеял эти обсуждения по просьбе или негласному указанию из Москвы:

«Для Москвы признание Луганска кем-либо, а уж тем более такими значительными субъектами мировой политики, как Южная Осетия, никаких дивидендов не принесет. В глазах мирового сообщества провозглашение Луганской и Донецкой республик является не результатом самоопределения народа, а следствием прямой интервенции России против Украины. Соответственно, такие образования, как Нагорный Карабах или Южная Осетия, которые объясняют свое существование правом народов на самоопределение, не могут игнорировать эти обстоятельства. Подобные прыжки на месте – это дискредитация принципа самоопределения и своей государственности».

По мнению российского эксперта Евгения Крутикова, не стоит искать в рассмотрении обращения из Луганска каких-то скрытых мотивов. Все намного проще. Нет ничего странного в том, что пережившие лихолетье южные осетины сочувствуют людям, оказавшимся в жестоких условиях войны. Тем более, когда в беде оказались русские люди, говорит Евгений Крутиков:

«На общественное мнение тоже надо как-то реагировать, потому что в Южной Осетии хватает игроков, которые пытаются перехватывать и использовать в своих целях подобные идеи и лозунги, в том числе о признании независимости Луганска, о наборе добровольцев в помощь юго-востоку. Тем более, в Южной Осетии уже был случай... Вот сейчас появилось обращение Луганска, почему бы и не отреагировать? Леонида Харитоновича и так упрекают за то, что он с опозданием реагирует на вызовы внешнего мира, ждет, пока все выскажутся. Кроме того, «конструктивным решением», о котором говорил Тибилов, необязательно должно стать признание независимости. Но даже если Южная Осетия признает Луганскую республику, беды от этого не случится, хотя и великой радости тоже не будет».

В самом деле, еще совсем недавно власти недооценили, насколько популярна в обществе идея присоединения республики к России, в отличие от оппозиции, которая под лозунгами о воссоединении северных и южных осетин в составе России победила на недавних парламентских выборах. Быть может, действительно теперь власти стали внимательнее относиться к настроениям в обществе.

С другой стороны, вопрос в том, как отреагировать на настроения соотечественников и обращение луганчан. Можно выразить сочувствие людям, оказавшимся в сложной ситуации, призвать противоборствующие стороны к мирному диалогу, а можно взять и признать независимость Луганской республики, махнув рукой на весь мир.

Наверное, выбор этот зависит от того, как руководство относится к перспективе Южной Осетии. Если оно мечтает о расширении признания, наверное, нужно быть осмотрительнее в своих словах и действиях. Тем более, когда помочь нечем, а твоя жертва лишена всякого смысла. Ну а если предел мечтаний – стать субъектом России, то и ломать голову по поводу какой-то взвешенной, осторожной внешней политики ни к чему.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG