Accessibility links

Абхазская кабинетная кутерьма


Для общественного климата в стране было бы куда полезнее, если бы чиновники не боялись озвучивать свои позиции, отвечали на вопросы журналистов и комментировали различные ситуации, когда те приобретают общественное значение

Для общественного климата в стране было бы куда полезнее, если бы чиновники не боялись озвучивать свои позиции, отвечали на вопросы журналистов и комментировали различные ситуации, когда те приобретают общественное значение

Абхазское общество всколыхнул «кабинетный скандал». Поползли слухи о том, что оппозиционный депутат парламента Кан Кварчия и член Временного народного совета Шамиль Адзынба с многочисленной группой своих вооруженных сторонников, называлась цифра до 30 человек, совершили рейд по некоторым правительственным кабинетам с требованием к отдельным чиновникам покинуть посты и подать в отставку. В частности, назывались Государственное информационное агентство «Апсныпресс», недавно назначенный секретарь Совета безопасности Автандил Гарцкия и министр финансов и и.о. премьер-министра Владимир Делба.

В Государственном информационном агентстве «Апсныпресс» комментировать эту ситуацию отказались, а Владимир Делба мне сказал: «Комментировать не могу и не буду».

Зато Кан Кварчия от комментария не отказался, он сказал, что слухи «сильно преувеличены», никто вооруженным в кабинеты не входил. Вот его версия происшествия:

«Гарцкия – мой друг, я всегда могу к нему зайти, как к другу. А если вы говорите о Делба, ну, да, я был у Делба с группой ребят, нас было человек пять. У меня, как у депутата, есть к нему вопросы. Сегодня вопрос о 840 миллионах до сих пор не закрыт. И министр финансов до сих пор не отчитался и не может объяснить, куда делись эти злосчастные 840 миллионов. У нас есть официальная переписка, я могу ее любому показать. Каким-то образом расписаны 400 миллионов, а куда делись 440 миллионов он до сих пор не может объяснить. Он (Делба) говорит, что ему приказал президент перенаправить куда-то. Человек, который выполняет указания президента, которые разнятся с главным финансовым документом страны (бюджетом); если он сознательно это делает, он должен быть ответственен за свои действия, за свои подписи».

Лидер Временного народного совета и депутат Рауль Хаджимба заявил, что никаких требований о смещении директора ГИА «Апсныпресс» никто не выдвигал, хотя претензии к его работе, как и к АГТРК, есть. В частности, он отметил, что сотрудники государственного телевидения всегда заявляли, что никто в их работу не вмешивается и на них не давит. Вразрез с этими заявлениями они сейчас сами обращаются в правительство и к Временному совету с вопросами, что им можно показывать, а что нет. По всей видимости, работать самостоятельно они не могут. Рауль Хаджимба считает неприемлемыми любые варианты давления на членов правительства.

Другой представитель Временного совета Ахра Бжания сказал следующее:

«Слухи по поводу того, что кто-то приходит, что-то требует, выгоняет, наезжает – это инсинуации. Я их комментировать не хочу и не намерен. По заданию никаких организаций никто никуда не ходил и никто ни от кого выдворения не требовал. Было общее решение, что все действия, которые производятся, в том числе и от общественных организаций, в этот непростой период должны быть строго согласованными и коллегиальными. Более того, мы хотим, чтобы именно в этом контексте законности, координированности и согласованности весь этот предвыборный и посткризисный процесс проходил. За каждым человеком ходить невозможно, конечно, но, в общем, весь процесс мы стараемся держать под контролем. На мой взгляд, какие-то левые движения иногда бывают просто нецелесообразными и неосмысленными».

Хочется добавить только одно: для общественного климата в стране было бы куда полезнее, если бы чиновники не боялись озвучивать свои позиции, отвечали на вопросы журналистов и комментировали различные ситуации, когда те приобретают общественное значение.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG