Accessibility links

Название известного романа Юрия Трифонова «Нетерпение» не раз всплывало в моей памяти еще в те полтора года, с конца 2012-го, когда абхазская оппозиция штурмовала «бастионы власти», не желая ждать очередных президентских выборов 2016 года. Еще чаще это слово приходит на ум сейчас, в пору, которую многие называют «летним междувластием» в Абхазии.

«Мы сознательно не поддержали высказывавшуюся идею о полной смене кадров во власти, – сказал вчера на съезде ветеранской организации «Аруаа», рекомендовавшей его кандидатом в президенты, лидер партии «ФНЕА» Рауль Хаджимба. – Некоторые считают это ошибкой. Но мы полагаем, что для прихода новой команды нужно заручиться поддержкой народа в ходе прозрачных и честных выборов. Нашей задачей является не механическая замена одних чиновников на других, а коренное изменение политической системы, то есть способов принятия и реализации государственных решений!»

О том, кто эти «некоторые», догадаться несложно. Скорее всего, это наиболее радикально настроенные представители бывшей оппозиции, те «революционные матросы», которые любят заходить во властные кабинеты и вести с их хозяевами «анквабовского призыва» задушевные беседы на предмет того, не пора ли тем оздоровить ситуацию своим добровольным уходом с работы. А поскольку таких госчиновников высокого ранга пока все же больше, чем новобранцев, простора для данной деятельности много.

У представителей бывшей оппозиции (она же – Координационный совет, она же – Временный народный совет) мотивация не только в том, что «тоскуют руки по штурвалу», имеется в виду – руководящему, но и в сугубо прагматическом расчете: чтобы на предстоящих 24 августа выборах прежняя власть у них не «украла победу», надо перехватить у нее возможность использовать административный ресурс. Ведь экс-президент Александр Анкваб, где бы он в тот или иной момент ни находился, продолжает, по их словам, плести паутину, руководя процессом подготовки своих сторонников к выборам. Но тут возникает парадоксальная ситуация. По убеждению радикалов, такое продолжение стратегии «бури и натиска» приближает бывшую оппозицию к победе на выборах. А вот по мнению многих не вовлеченных в политическое противостояние наблюдателей, которое нередко отражается на интернет-форумах, это «нетерпение», наоборот, ухудшает имидж новой (будущей?) власти и снижает ее шансы на победу.

Особенно тонкая и чувствительная материя здесь – это «управление» информацией. Желание некоторых заменить директора ГИА «Апсныпресс» Манану Гургулиа вызвало заявление коллектива этого СМИ, что они в таком случае все покинут работу. А также недоумение тех в обществе, кто убежден, что профессиональный долг журналиста – знакомить аудиторию с различными точками зрения на актуальные общественно-политические проблемы, а не делать только то, что на чей-то взгляд представляется «политически целесообразным». Кроме того, в эпоху все более активного использования многочисленных интернет-изданий и социальных сетей установление «контроля» над тем или иным СМИ не только оказывается намного менее эффективным, чем всего еще десятилетие назад, в период первых в Абхазии альтернативных президентских выборов, но и, опять же, оборачивается имиджевыми потерями.

Широко обсуждается в обществе (при отсутствии официальной информации об этом) позавчерашняя неудача попытки заменить главу администрации Гудаутского района Валерия Малия, после того как ей воспротивилось более сотни явившихся для его поддержки в администрацию гудаутцев. Причем, говорят, не столько сам Малия воспротивился своему смещению, сколько другие, в частности, такой влиятельный, хотя и находящийся в последние годы в политической тени человек, как директор Рицинского заповедника Саид Таркил (в позднеперестроечное время – секретарь Абхазского обкома партии).

Напомню, что нечто схожее произошло и во время шестидневки двоевластия в мае в администрации абхазской столицы, когда там так и не установленные официально лица попытались сместить сухумского мэра Алиаса Лабахуа.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG