Accessibility links

Александр Беленький: «Я пообещал себе рано или поздно сюда вернуться»


Александр Беленький – путешественник, чьи блоги и фоторепортажи из разных стран пользуются популярностью среди пользователей Живого Журнала

Александр Беленький – путешественник, чьи блоги и фоторепортажи из разных стран пользуются популярностью среди пользователей Живого Журнала

Александр Беленький – путешественник, чьи блоги и фоторепортажи из разных стран пользуются популярностью среди пользователей Живого Журнала. Недавно Александр побывал в Грузии. В течение нескольких дней он объездил на своем внедорожнике разные регионы Грузии. Нам удалось связалась с ним по телефону по завершении путешествия.

Мзия Паресишвили: Почему вы выбрали Грузию, чем она вас привлекла?

Александр Беленький: Два года назад, в 2012-м, я совершенно случайно попал в Грузию буквально на несколько дней с друзьями за компанию, которые ехали в Тбилиси на машине из Москвы. И мне так понравилось, что пообещал себе рано или поздно вернуться.

Мзия Паресишвили: Вы ведете активно свой блог в ЖЖ о своих путешествиях?

Александр Беленький: Да, и пишу практически обо всем, что встречаю по пути. Но при этом все эти встречи неслучайны, я достаточно долго готовил маршрут по Грузии, чтобы найти что-то необычное и написать о том, о чем не писали другие. Я пишу о людях, о том, как они живут, что они делают. Мы проехали половину страны, были в Шатили и даже доехали до самой последней деревни Грузии на границе с Россией – Ардоти, там вообще живет одна семья. Вы, наверное, зададите этот вопрос, но я вас опережу. На данный момент, наверное, самое яркое впечатление от маршрута – это южная дорога из Ахалцихе до Батуми, по которой практически никто не ездит, ее длина 170 км. Она такая интересная! Да, там нет асфальта, там серпантин, ехать шесть часов, но там такая жизнь, что я даже не представлял, что в Грузии такое есть.

Мзия Паресишвили: На пути вы останавливались, общались с людьми?

Александр Беленький: Останавливались, но ненадолго. У нас было мало времени. Конечно, общались с людьми. Вы знаете, удивляет, что наши страны почти четверть века живут отдельно и почти 10 лет в России не любят Грузию на уровне правительства, впрочем, и Грузия в этом отвечает взаимностью. Несмотря на это, люди любят и знают русский язык и не кривят лицо, узнав, что мы приехали из России. Что мне было приятно и в первый раз, и сейчас, это то, что грузины умеют отделять реальную жизнь от политики. Вы знаете, мне еще понравился Сигнахи. Город, который реконструировали, там проделана большая работа. Я увидел, как людям предоставили возможность зарабатывать деньги на том, что у них есть. Они раньше не делали этого, может быть, потому, что не знали, а может быть, потому, что к ним никто не приезжал. Им покрасили дома, построили круглосуточный ЗАГС, и люди стали приезжать экскурсионными автобусами. А в соседние городки не едут, хотя, может быть, там тоже красиво. Это хороший пример того, что если дать человеку рыбу, он ее съест, и потом все равно будет голодным, а если дать ему удочку, чтобы рыбачить, то он начнет кормить всю семью.

Мзия Паресишвили: Вам не показался Сигнахи китчем? Многие, особенно местные искусствоведы, считают, что все это – китч.

Александр Беленький: Можно сказать, что я в восторге от Сигнахи и крепости Рабат. Несмотря на то, что крепость абсолютный новодел. Идея крепости – по мотивам, как это могло бы раньше выглядеть – мне понравилась, а как иначе привлечь людей в регион, где нет ничего. Ну да, есть природа, так она везде. Людям надо дать что-то, ради чего они поедут. А теперь в Ахалцихе, в центр одного из бедных регионов Грузии, приезжают голландцы, например. Рядом со мной в отеле жила пожилая пара голландцев. Приехали в Грузию, арендовали машину и катаются. Должны быть какие-то точки притяжения, на одних монастырях и винодельнях далеко не уедешь.

Мзия Паресишвили: А что вы можете сказать по поводу сервиса? Местные туроператоры сами признают, что сервис в Грузии не на должном уровне.

Александр Беленький: Если сервис сравнивать с российским или же со странами бывшего СССР, то в целом он намного лучше, потому что люди намного дружелюбнее. Да, может быть, удобства не такие, как в Европе, но при этом отношение людей, персонала всегда на очень хорошем уровне. Потому что люди действительно рады гостям, это у грузинского народа в крови.

Мзия Паресишвили: А есть что-то такое, что вам не понравилось?

Александр Беленький: Мне не понравилось, что все те амбициозные проекты, которые я заметил краем глаза в 2012 г., примерно остались на том же уровне в 2014-м, их просто забросили. Начали хорошо, а сейчас почему-то притормозили. Я понимаю, что кому-то это может нравиться, кому-то – нет, в вашей стране есть противники и сторонники этого, но я думаю, что такие вещи, даже если они делаются с ошибками, – это все равно развитие. То, чего порой не хватает нам даже в такой большой стране. Хотелось бы, чтобы вы не потеряли интерес к обновлению и развитию.

Мзия Паресишвили: Я вас правильно поняла, вы больше симпатизировали правительству Михаила Саакашвили?

Александр Беленький: Я скажу так: до своего посещения Грузии я, как и, наверное, любой гражданин России, который не был в Грузии, считал, что все здесь ужасно. Я до этого так думал про США, пока не посетил эту страну, думал, что американцы мешают нам жить. А в результате, когда я посетил США, увидел, что американцам вроде и до Грузии, и до России дела-то нет. А грузины при этом начали равняться на кого-то другого. Я не видел в этом ничего плохого. Конкретно про Саакашвили я ничего не знаю, но мне нравятся проекты, которые обновляют страну. Мне нравится, что есть большая группа людей, которая хочет попробовать что-то другое. Но, впрочем, я сюда приехал совершенно не из-за политики, а для того, чтобы открыть Грузию для себя и для других россиян, потому что про вашу страну мы знаем совсем не так много.
XS
SM
MD
LG