Accessibility links

Политика должна отступить


По мнению экспертов, назрел вопрос открытия транзита через Транскам. Пришло время, когда политика должна сделать шаг назад и дать возможность разобраться в ситуации бизнесу и экономистам

По мнению экспертов, назрел вопрос открытия транзита через Транскам. Пришло время, когда политика должна сделать шаг назад и дать возможность разобраться в ситуации бизнесу и экономистам

По уверениям близких к коридорам власти российских экспертов, почти во всех отчетах экономистов различных министерств и ведомств в качестве одного из обязательных условий развития экономики республики Южная Осетия обозначено возобновление транзита через Транскавказскую магистраль.

С древних времен успешнее прочих были те города, которые появлялись на торговых путях. Купцы нуждались в безопасном ночлеге, еде, шорных работах, фураже и лекарях. Спрос рождал предложение. Говорят, так и появился Цхинвал. До недавних времен торговля здесь процветала, несмотря на конфликт с Грузией. Это я об Эргнетском рынке, на котором торговал весь Кавказ и Юг России, о транзите товаров через Кавказский хребет.

По наблюдениям югоосетинского общественника Тимура Цхурбати, с тех пор как закрылся Транскам, Цхинвал начал чахнуть. Власти говорят о необходимости неких инвестиций, российские кураторы обещают привести в республику бизнес, но местные в эти сказки не верят. Все чаще цхинвальцы говорят: «Лучше пусть откроют дорогу, и наши дела пойдут в гору». Говорит Тимур Цхурбати:

«Особенно та часть населения, которая пассионарна, которая работает и думает о завтрашнем дне, выступает за открытие Транскама. Если грузины не станут этому мешать, дорога принесет большие деньги. Я помню, когда мы создали первую таможню, за транзит товаров в бюджет республики ежедневно поступало от десяти до ста тысяч долларов США».

По словам армянского политолога Гагика Авакяна, в открытии транзита через Транскам заинтересована и Армения. Единственная ниточка, связывающая Армению с Россией, – Военно-Грузинская дорога из-за частых камнепадов и сходов лавин часто бывает закрыта, поэтому едва справляется с грузооборотом между странами:

«Безусловно, чем больше коммуникаций, тем лучше для Армении. Мы всегда демонстрируем заинтересованность в этом вопросе, но не более того, потому как понимаем, что решение этих вопросов не зависит от нашей настойчивости. Мне кажется, что Россия совершенно не заинтересована в открытии Транскама, даже если бы грузины дали согласие, потому что она воспринимает это как некое присутствие Грузии в Южной Осетии и далее на Северном Кавказе».

По мнению грузинского политолога Гелы Васадзе, Военно-Грузинской дороги вполне достаточно, чтобы обеспечить незначительный объем российско-грузинского экономического сотрудничества или транзита пассажиров. Что касается Транскама, то открытие этой дороги неприемлемо с политической точки зрения. Вряд ли найдется в Грузии политик, который рискнет это сделать, потому как побоится быть обвиненным соотечественниками в коллаборационизме, говорит Гела Васадзе:

«Прекраснодушно говорить, мол, сейчас мы откроем дорогу, станем общаться, они посмотрят, как у нас хорошо, и захотят с нами жить, как-то с нами интегрироваться – это большая глупость. Если Грузия решает признать Южную Осетию в качестве независимого государства, тогда нет проблем: Транскам, граница, таможня. Если не решает, то и открывать дорогу нельзя, как нельзя быть чуть-чуть беременным».

Грузинская журналистка Ия Баратели говорит, что проблему статуса Южной Осетии при большом желании России и Грузии можно было бы как-то обойти. Как, наверное, можно было бы, наконец, отменить визовый режим, который 14 лет назад внезапно ввела Россия. По мнению Баратели, транзитные дороги нужны – чем больше их будет и чем свободнее будут перемещаться люди, тем лучше. Но у грузин есть и другой опыт, который им подсказывает, что всякая коммуникация в сторону России – это дополнительные угрозы для Грузии, говорит Ия Баратели:

«Любые соглашения с Россией Грузия может заключать только с участием гарантов-посредников. Она только так сможет себя обезопасить от России, которая постоянно нарушает договоренности. Она на Украину напала, провела референдум и оттяпала Крым. Как после этого мы можем проводить с ними какие-то эксперименты? Мы больше никогда не будем строить свою экономическую политику на отношениях с Россией потому, что мы уже пережили эмбарго, которое ни с того ни с сего на нас обрушила Россия. Как после этого можно доверять России? Открытие Транскама – это вопрос доверия, на самом деле».

Российский эксперт Александр Караваев говорит, что весь комплекс политически заблокированных транспортных коммуникаций, связывающих страны Южного Кавказа, рассматривается российскими экономистами не иначе, как тупик. Без разблокирования этих артерий невозможны ни динамичное развитие региона, ни наращивание экономического присутствия России на Южном Кавказе. По мнению Александра Караваева, в общих интересах решить эту проблему, несмотря на политические противоречия:

«Вот уже видно по первым месяцам российско-украинского конфликта, что не произошло разрыва экономических связей с Крымом. Только что договорились о ценах на электроэнергию, которую будет приобретать Крым у Украины. По всему видно, что если есть необходимость и выгода, то при любом антагонизме договориться можно. Причем ведь даже Крым не закрыт для украинских граждан. Они туда приезжают и уезжают точно так же, как люди перемещаются между Молдавией и Приднестровьем».

По мнению Александра Караваева, экономическая целесообразность должна пробить политический догматизм, страхи и стереотипы, которые тормозят налаживание сотрудничества. Много сил было вложено пропагандой, чтобы доказать, что и рынки работать не будут, и дороги эти не нужны, потому как они обеспечивают сепаратистские режимы. Но теперь, убежден Караваев, пришло время, когда политика должна сделать шаг назад и дать возможность разобраться в ситуации бизнесу и экономистам.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG