Accessibility links

В бой идут одни генералы


Самые безудержные оптимисты, мечтающие о единстве общества, рассчитывают: а вдруг грядущие выборы не углубят его раскол, как в 2004-м, а, наоборот, приведут к сглаживанию политического противостояния?

Самые безудержные оптимисты, мечтающие о единстве общества, рассчитывают: а вдруг грядущие выборы не углубят его раскол, как в 2004-м, а, наоборот, приведут к сглаживанию политического противостояния?

Согласно календарному плану основных мероприятий по подготовке и проведению выборов президента Абхазии, выдвижение кандидатов начинается в среду 25 июня и продлится три недели, до 14 июля. Но уже почти неделю назад ситуация с основными претендентами прояснилась, и в обществе идет азартное обсуждение расклада сил.

В течение последних дней мне довелось стать участником двух эпизодов «будто под копирку»: знакомые хозяева кабинетов, в которые заглядывал по делам, после их обсуждения переходили на другую тему: брали чистые листы бумаги и начинали рисовать на нем кружки, которые обозначали команды, идущие на выборы.

В первом записывали фамилии, с которыми на прошлой неделе определился Координационный совет политических партий и общественных организаций и которые поддержал в четверг съезд «Аруаа»: Рауль Хаждимба – кандидат в президенты, Виталий Габниа – в вице-президенты. И еще в этот же кружок оба мои собеседника вписали Беслана Бутба в качестве премьер-министра. Во всяком случае, в СМИ не раз уже мелькали упоминания о том, что Координационным советом ему было обещано это место. «Что ж, – рассуждал один из собеседников про Беслана Тиковича, – если человек сколотил состояние, значит, он знает, как зарабатывать деньги и, наверное, знает, как сделать, чтобы Абхазия начала их зарабатывать. А то, что его собственные активы размещены в России, означает, что сам он на Абхазии зарабатывать не будет».

Во второй кружок этот же собеседник вписал в качестве претендентов от команды экс-президента Анкваба министра обороны Мираба Кишмария и председателя службы госбезопасности Аслана Бжания. Правда, затруднился, кого записать первым номером, а кого – вторым. А вот второй собеседник-прогнозист записал обоих в отдельные кружки; он считает (как и остальные, с кем я говорил на эту тему), что каждый из них будет выдвигаться кандидатом в президенты. Но, так или иначе, доминировало мнение: основная борьба развернется между командой Хаджимба и представителями прежней власти. В третий кружок вписывали руководителя общественного объединения «Общегражданский союз Абхазии – за законность, стабильность и демократию» Леонида Дзапшба, который уже объявил о своем намерении баллотироваться в президенты. Эту идею, как слышал, не поддержали некоторые его соратники по общественному объединению, но особой обиды со стороны КС, в составе которого он, кстати, остался, заметно не было.

Еще один кружок нарисовали оба мои собеседника, но поставили в нем по жирному знаку вопроса. Смысл был такой: пойдет ли баллотироваться в президенты Сергей Шамба, занявший второе место на предыдущих президентских выборах три года назад, но затем объявивший об уходе из политики? Наблюдатели колеблются, взвешивая тут «за» и «против», и не могут пока дать уверенный ответ.

Но хотя предстоящие три недели, наверное, преподнесут какие-то сюрпризы, в целом расстановка сил уже понятна.

Любопытна реакция на одном из сайтов ряда интернет-пользователей, которые сразу обратили внимание на генеральские звания основных претендентов. Ну, у 56-летнего Хаджимба, который в довольно молодом возрасте возглавлял и СГБ, и Минобороны, оно уже давно есть. Мираб Кишмария, которому 3 августа исполнится 53 года, – «афганец», руководивший во время грузино-абхазской войны Восточным фронтом, – генерал армии. 53-летний Леонид Дзапшба – генерал-майор милиции, получивший это звание во время короткого, но яркого периода своего руководства МВД при Багапше. И, наконец, буквально за пару дней до 27 мая Александр Анкваб подписал указ о присвоении 51-летнему Аслану Бжания (кстати, он внук знаменитого абхазского долгожителя Ашхангерия Бжания, который, как утверждалось в советской печати, прожил 148 лет) звания генерал-майора госбезопасности. Аслан Бжания был до сих пор, в частности, в силу его должности, фигурой совершенно непубличной. Это для него как минус, так и плюс, ибо пока нет недовольных его высказываниями. Впрочем, несколько недель агитационной кампании раскроют его для всего общества. Если не полностью, то в значительной степени.

И те двое рисовавших на бумаге круги, и большинство других моих собеседников в последние дни, с которыми обсуждал будущее «генеральное сражение», – люди, скажем так, политически неангажированные, нейтральные. И я обратил внимание на то, что оптимальным вариантом развития событий для них представляется победа Хаджимба, причем с большим преимуществом (дабы не было поводов для споров), и желательно в первом туре. Довод у них простой: коль Рауль Джумкович и ветераны его политической команды почти десять лет добивались возвращения во власть, то давайте же предоставим им эту возможность. В конце концов, они полны желания доказать, что могут придать серьезный импульс развитию Абхазии. А это уже плюс. Если же, мол, не дай Бог, они на выборах проиграют «анквабистам», то Абхазию наверняка ждут новая дестабилизация, обострение противостояния.

Хочу остановиться попутно на расхожей характеристике Хаджимба как «хронического неудачника» президентских выборов в Абхазии. Мне она не кажется уместной и логичной. Он просто уступал тем, кто на том или ином этапе в силу стечения разнообразных обстоятельств оказывался сильнее и набирал больше голосов избирателей, только и всего. И это вовсе не означает, что на новом повороте истории сильнейшим не может оказаться уже он.

А самые безудержные оптимисты, мечтающие о единстве нашего общества, рассчитывают: а вдруг грядущие выборы не углубят его раскол, как в 2004-м, а, наоборот, приведут к сглаживанию политического противостояния? Если, скажем, за сменой политического руководства не последует тотальная смена всех руководящих кадров. Зачем, мол, избавляться от крепких профессионалов только потому, что они работали при Анквабе?


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
XS
SM
MD
LG