Accessibility links

В последние месяцы вся Грузия считает деньги в кошельках местных чиновников – заветное слово «премия» приобрело особое звучание, превратившись в ругательное. Вообще же само это понятие применительно к сотрудникам госструктур появилось примерно в 2007- 2008 годах. В эпоху Шеварднадзе чиновники не получали не только премий, но даже зарплат. Когда крупных чинуш журналисты спрашивали: «А как вы живете на 100 долларов в месяц?», они с искренним трагизмом отвечали что-то вроде: «Ох, житие мое... Конечно, не хватает... А что делать?»

Когда при Саакашвили бюрократам стали платить реальные зарплаты, а потом потихоньку подтянулись и безумные по масштабам премии, общество смотрело на это относительно спокойно: типа, пускай получают большие зарплаты, чем воруют. Лучше пусть чинуша получит от правительства 30 000, чем сворует 200 000. Более того, многие понимали, что для государства 1000 долларов взятки намного опаснее, чем 10 000 в виде зарплаты – коррупция разлагает, и, начав с 1000 долларов, вы, в конце концов, обязательно дойдете до миллиона.

Однако уже в последние годы правления «националов» доброжелательно-нейтральное отношение электората к заоблачным зарплатам и премиям чиновников постепенно стало отходить на второй план: «Борьба с коррупцией, конечно, замечательно, но совесть тоже надо иметь».

И вот «Мечта» пришла к власти. Наш народец полагал, что Иванишвили возьмет на свое содержание всех сирых, убогих и ленивых, потом, когда выяснилось, что сирым и убогим, как всегда, ничего не перепадет, народонаселение надеялось, что уж по крайней мере своих однопартийцев он точно будет содержать, «чтобы они меньше воровали».

Но, увы, первые месяцы правления «Мечты» показали, что аппетит у новой власти ничуть не скромнее прежней. Премии полились как из рога изобилия, министры, их заместители, депутаты, пришедшие в свои кабинеты всего месяц-другой назад, первое, что делали, – это выписывали себе жирные премиальные.

На первом этапе объяснение было традиционное: это саботажники-сволочи-«националы». Это они внедрили столь порочную систему, но «Мечта» не может ее отменить, их просто заставляют брать деньги, они сопротивляются, пока могут, но что поделаешь... Поняв, что звучит это слишком смешно, они поменяли пластинку: «мы получаем премии и надбавки потому, что много работаем и часто остаемся в офисах допоздна».

Замечательно просто. Это мне напоминает постоянное телевизионное нытье различных девиц-супермоделей, которые с трагическими лицами объясняют нам, лошарам, насколько тяжела профессия манекенщицы, как они устают и изматываются. Слушаешь, и прямо хочется им чем-нибудь помочь: «Бедняжки, надо бы устроить их на более щадящую работу, коров доить... А то устают ходить туда-сюда по ковровой дорожке… А тут еще бесконечные ТВ, банкеты, цветы, баксы, поклонники... Разве это жизнь?»

Кстати, при позднем Саакашвили премии были ничуть не меньше, чем сейчас, однако именно сейчас общество разгневалось до предела; это связано с тем, что от «мечтателей» ждали многого и сразу, тогда как от поздних «националов» - ничего вообще. Оттого и разочарование сильнее.

Собственно говоря, это проблема не только госструктур и не только Грузии. Аналогичная ситуация и в частном секторе, в особенности касаемо т.н. топ-менеджмента.

Многолетний как мой личный, так и мировой опыт, показывает, что большинство высокооплачиваемых топ-менеджеров – обычные напыщенные индюки, которые ничуть не более профессионалы в своем деле, чем их подчиненные, которые получают в 20-30 раз меньше. Их талант - это способность запудрить мозги недалеким работодателям и говорить банальности с мудрым выражением лица. В наших краях к этому добавляется и умение ввернуть иностранные и малопонятные словечки. Если у них есть выбор, что сказать - «прозрачность» или «транспарентность», - обязательно скажут второе.

Дело доходит до совершенно возмутительных вещей. К примеру, я недавно узнал, что у главы пиар-службы одной из крупных грузинских компаний зарплата – 6 000 долларов в месяц. Вдумайтесь, и это в Грузии, где средняя зарплата 300 долларов в месяц! Причем речь идет не о кардиохирурге, вытаскивающем людей с того света, не об инженере, который строит мосты и газопроводы, не о физике, сталкивающем протоны в коллайдере... Это всего лишь дурацкий пиар – выбирать различные рекламные клипы, а также раз в два месяца выскочить на экран ТВ и прочирикать: «Если вы воспользуетесь услугами нашей компании, то сможете принять участие в розыгрыше и выиграть пылесос»…

Разумеется, проблема неадекватного вознаграждения – это проблема мирового уровня, одни скандалы с бонусами на Уолл-стрит чего стоят. Однако в наших краях она все же стоит острее – такого контраста между высшим и средним уровнем оплаты труда, вероятно, нигде больше нет. При этом действует железное правило: в большинстве случаев «топ-менеджер», зарабатывающий несколько тысяч долларов, занимается исключительно самолюбованием, тогда как реальные дела делают нижестоящие, которые получают по несколько сот лари в месяц.

Судя по всему, правительство поняло, что премии в госсекторе - это не тот случай, когда разговоры про «о, ужасные девять лет» сработают, и в ближайшее время намерено представить закон, резко ограничивающий правила выдачи и суммы премий.

Можно ожидать, что сейчас госаппарат охватит настоящая премиальная лихорадка – «Налетай, кто может, пока есть... Лавочка прикрывается...»

Впрочем, это закон решит лишь часть проблемы: высокооплачиваемые бездельники в частном секторе могут быть спокойны – до них эта волна еще не скоро дойдет...

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG