Accessibility links

Грузия отказывается от военной агрессии


Соголасно новой Национальной военной стратегии, армия больше не рассматривается как инструмент для достижения грузинских внешнеполитических целей

Соголасно новой Национальной военной стратегии, армия больше не рассматривается как инструмент для достижения грузинских внешнеполитических целей

Сегодня Министерство обороны Грузии опубликовало новую Национальную военную стратегию. В ней закреплено обещание грузинских властей не использовать военную силу для восстановления территориальной целостности страны. Своей главной задачей оборонное ведомство называет повышение профессионального уровня солдат.

У грузинского оборонного ведомства три базовых документа. Один из них – Национальная военная стратегия, которая оговаривает основные приоритеты Минобороны на следующие несколько лет.

Над новой стратегией работали чуть меньше года. Для консультаций пригласили местных аналитиков и зарубежных партнеров. В результате в документ попали основные постулаты нынешнего руководства страны. Один из них – приверженность мирному урегулированию конфликтов с Абхазией и Южной Осетией.

«Это продолжение политики, согласно которой мы не держим армию для осуществления военной агрессии. Она нужна исключительно для обороны, а также как очень важный элемент сдерживания (противника)», – объясняет замсекретаря Совета безопасности Теона Акубардия.

Решение об атаке, по ее словам, будет принято только в том случае, если грузинская армия окажется не в состоянии сдерживать нападение врага.

Подобный подход представители бывших властей уже окрестили пацифистским. Бывший замминистра обороны Нодар Харшиладзе назвал новую стратегию «мертворожденной». Он уверен, что она никогда не будет проведена в жизнь.

«Этот вопрос отказа от конфронтации, когда у нас 20% территории оккупированы, очень сложно мне понять, – говорит Харшиладзе. – Это больше похоже на стратегию Швейцарии, Дании или Исландии, у которых нет особых проблем и нет необходимости говорить о дополнительных вопросах».

В документе указано, что армия больше не рассматривается как инструмент для достижения грузинских внешнеполитических целей. Обратные заявления звучали из уст прошлых министров, которые рассматривали отправку грузинского военного контингента, например, в Афганистан как обязательное условие в процессе сближения Грузии с НАТО.

Нужда в изменении стратегии возникла после войны 2008 года. Тогда грузинское правительство подверглось разносу со стороны западных партнеров из-за того, как грузинская армия показала себя в дни боевых действий. Так, в докладе специалистов НАТО говорилось, что грузинские солдаты порой не умели пользоваться современным оружием, которое им выдавали во время войны. Координация и связь между подразделениями почти отсутствовала.

Нынешнее руководство Минобороны готово провести работу над ошибками. Оно не будет больше тратить деньги на закупку вооружения. Начнется процесс децентрализации руководства армией с передачей части полномочий на места.

Основной акцент теперь делается на повышении уровня жизни военнослужащих. Ведомство обещает потратить значительную часть средств на улучшение социального положения солдат, а также создание новых возможностей для повышения их профессиональной подготовки внутри страны и за рубежом.

«У военнослужащего должна появиться мотивация продолжить службу в войсках, – объясняет Акубардия конечную цель правительства. – Надо, чтобы он ощутил внимание к себе и был уверен в том, что каждый солдат важен для страны. Есть большие планы по повышению уровня образования военных, что будет способствовать и их карьерному росту».

Эти обещания в стратегии прописаны не для красного словца, уверен главный редактор военно-аналитического журнала «Арсенали» Ираклий Аладашвили. По его словам, за два года с момента смены власти в Грузии военнослужащие успели ощутить особое внимание руководства к их проблемам.

«Сейчас говорят, что лицом грузинской армии должен стать свободный солдат, на которого никто не будет оказывать давления и от которого никто не будет требовать каких-то политических поступков, – говорит Аладашвили. – Те ребята, с которыми я разговаривал, рассказывают, что того политического и морального нажима, который был в некоторых частях особенно после августовской войны, слава Богу, сейчас нет».

Результаты от вложений в простых солдат, по его мнению, дадут о себе знать только через несколько лет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG