Accessibility links

Уже вторые выборы – начиная с прошлогодних президентских – в Грузии наблюдается странный парадокс. Выборы однозначно выигрывает одна партия, но реально удовлетворена результатом другая.

По объективным индикаторам это был очень успешный день для правящей «Грузинской мечты». Кроме того, результаты подтвердили, что Грузия остается страной «доминантной силы», где одна партия (в данном случае формально – коалиция) контролирует все рычаги власти. «Мечта» победила во всех муниципалитетах. Поскольку большинство мандатов в местных сакребуло (советах) распределяется через мажоритарные округа, ее преимущество будет подавляющим. Что касается прямых выборов мэров городов и руководителей муниципальных администраций (гамгебели), в 18 случаях (в том числе в восьми городах из двенадцати) будет назначен второй тур голосования, но в первом везде лидировали кандидаты «Мечты», и, скорее всего, они в конце концов победят. Самая успешная из оппозиционных партий, «Национальное движение», набрала в среднем по стране около 22%, а в самой престижной гонке за звание мэра Тбилиси ее кандидат набрал 28% (против 46 у кандидата «Мечты»).

Почему же «националы» на самом деле довольны, а представители власти раздосадованы, хотя и делают хорошую мину при плохой игре? Во-первых, важна динамика. За полгода после последних выборов партия власти потеряла 10-15% голосов. Низкая явка тоже не в ее пользу. Если так будет продолжаться, к парламентским выборам 2016 года у «Мечты» могут быть серьезные проблемы.

Во-вторых, судя по поведению и риторике властей, для них главным приоритетом является окончательная маргинализация «Национального движения». Премьер Гарибашвили постоянно повторял, что рейтинг этой партии не превышает 5-6% и скоро от нее ничего не останется. Результаты голосования этот миф разрушили. На президентских выборах кандидат «националов» Давид Бакрадзе имел 22%, но тогда это приписали его личной популярности. Теперь столько же набрано в совершенно разных регионах, что включает в себя и партийный рейтинг в пропорциональном голосовании. Можно сказать, что «Национальное движение» укрепило свои позиции по сравнению с прошлым годом, что оно без всякого сомнения является основной оппозиционной силой и в качестве таковой представляет опасность для власти.

Это отнюдь не означает, что рейтинг партии будет расти, что она обязательно сохранит единство и поддержку и через некоторое время вернется во власть. Делать подобного рода предсказания в нестабильной политической системе было бы глупо. Но на сегодняшний день именно существование этой партии является основным препятствием на пути Грузии к гораздо более авторитарной политической системе. Партия власти, стремясь свести на нет ее влияние, фактически борется за то, чтобы никаких противовесов не осталось вообще.

Есть ли другие оппозиционные силы? Третье и четвертое место заняли партии, которые весьма похожи друг на друга по нескольким параметрам: ими руководят женщины (Нино Бурджанадзе и Ирма Инашвили), все они против сближения с Западом, постоянно используют ксенофобскую риторику, ругают новую власть за принятие антидискриминационного закона, а также за то, что она недостаточно сажает «националов». И еще, именно про эти две партии неформальный лидер «Мечты» Бидзина Иванишвили сказал, что они должны занять оппозиционный фланг вместо «националов». Т. е. для власти – это желанная оппозиция.

Обе эти партии вместе получили около 15-16%. Много это или мало? Для их скрытых болельщиков в партии власти – мало. Для тех, кто хочет видеть Грузию европейской страной, – много. Впрочем, такого рода партии есть в той же самой Европе. Если их поддержка особенно не увеличится, бить в колокола не стоит. Но мы не можем быть уверены, что она не увеличится. Если бы желание Иванишвили осуществилось и эти партии действительно заняли нишу оппозиции, это означало бы качественное изменение политического ландшафта Грузии, и отнюдь не в лучшую сторону.

Наконец, эти выборы были гораздо грязнее предыдущих – как в период кампании, так и непосредственно в день голосования. Занервничав, власть стала прибегать к запрещенным методам. Как далеко она пойдет, если опасность поражения в выборах станет реальной? Сможет ли «Мечта» когда-либо принять поражение, как это сделал Саакашвили? Либо она распадется задолго до того, как такая опасность станет реальной? Ответить на эти вопросы пока невозможно, но они уже стоят.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG