Accessibility links

Русудан Горгиладзе: «Кухня – это неотъемлемая часть культуры»


Доктор психологии, писательница Русудан Горгиладзе

Доктор психологии, писательница Русудан Горгиладзе

ПРАГА---Сегодняшним героем рубрики «Гость недели» является Русудан Горгиладзе – автор книги о традициях и истории грузинской кухни под условным названием «Смаковать Грузию».

Кети Бочоришвили: Калбатоно Русудан, в рамках Дней культуры Грузии в Чехии состоялась презентация вашей книги. Расскажите, пожалуйста, сами о вашей книге.

Русудан Горгиладзе: По-грузински она называется «Кердзтакванисцема» – «Смаковать Грузию». Она еще не переведена на русский язык, но я очень надеюсь на то, что она будет переведена, потому что мне кажется, что русскоязычное население должно увидеть эту книгу на русском языке. Книга переведена на английский язык, вскоре выйдет на немецком и, может быть, на других тоже. Почему так получилось? Потому что, во-первых, тема безумно интересная – это история кулинарии, почему мы едим то, что мы едим, почему эта комбинация создалась именно здесь, какие она имеет корни, откуда все это к нам пришло, какое культурное влияние имеет Грузия… Я имею в виду грузинскую кухню, застольную традицию, какие у нее корни, вообще, кто к нам когда пришел, кто какой культурный след оставил, что у нас осталось, а что – нет. В нашем языке очень много иностранных слов, которые сформировались таким образом, что составляют половину нашего словарного запаса. Так же, как и все эти продукты, специи, которые к нам пришли когда-то, почему они комбинировались таким образом, что было раньше в Грузии, каким образом люди ели и т.д.

Кети Бочоришвили: Где вы добывали материал?

Русудан Горгиладзе: Я уже 10 лет живу в Берлине и часто говорю о том, что, когда ты живешь за границей, в другой культурной среде, чуждой твоей, естественно, ты начинаешь думать о своей культурной среде больше, чем если бы ты был дома.


Кети Бочоришвили: Какой-то момент ностальгии…

Русудан Горгиладзе: И ностальгии тоже, тебе задают вопросы.

Кети Бочоришвили: Происходит переосмысление со стороны.

Русудан Горгиладзе: Абсолютно верно, потому что физическая дистанция, в принципе, дает тебе замечательную перспективу переоценивать или оценивать какие-то вещи по-другому. Эта дистанция дает просто великолепную возможность. Тебе еще постоянно задают вопросы: на каком языке ты говоришь, у вас, наверное, холодно – эти стереотипные имиджи, которые есть у людей, что если ты из бывшего Советского Союза, то у тебя до этого не было истории.

Кети Бочоришвили: Да и чаще всего нас всех смешивают в одну кучу. Если русскоговорящий, то обязательно русский.

Русудан Горгиладзе: В общем, это та тема, которая просто требовала от меня переосмысления. Я просто хотела узнать сама, почему люди задают такие вопросы, и как можно им ответить, чтобы я не волновалась. Когда ты из маленькой страны, то сразу начинаешь кричать и доказывать, что ты есть, что ты существуешь, потому что есть масса людей, которые вообще не знают, где находится Грузия, или знают и стереотипно мыслят, что-то знают неправильно, или любят и обожают ее, если когда-либо там были. Во-первых, я много лет работала в разных библиотеках мира. Я живу в Европе, часто езжу в Америку, поэтому у меня, конечно, был доступ к этим материалам. Я очень благодарна нашему музею, Дато Лорткипанидзе, который дал мне возможность работать в музее и в центре манускриптов. У нас очень мало рукописей. Мы – не шумеры, которые все записывали, у них была клинопись.

Между прочим, в моей книге есть великолепное изображение клинописи, которая датирована II тысячелетием до нашей эры, ее нашли 150 лет назад, когда начали раскопки на месте Месопотамии, там, где сейчас Ирак. 45 клинописных табличек находятся в Йельском университете. Там было три таблички, которые очень долго не могли расшифровать. Их удалось расшифровать 10 лет назад, и, вы не поверите, на них записаны 40 потрясающих, совершенно умопомрачительных рецептов, то, что ели тогда шумеры. Вот такие безумно интересные вещи. У нас такого нет, зато у нас есть великолепные артефакты, интересные вещи, которые нужно уложить в какой-то контекст.

Кети Бочоришвили: Ну и самое главное, наверное, стремление сохранить традиции.

Русудан Горгиладзе: Да, потому что до того, как появилась письменность, все передавалось устно. Столько тем, что я не знаю, сколько нужно часов об этом говорить. Хорошо бы посмотреть книгу, потому что я над ней очень долго работала, но получала огромное удовольствие. Что касается презентации, то я очень благодарна посольству Грузии в Чехии, которое в рамках Дней культуры Грузии организовало представление книги. Я много езжу по разным странам, недавно была в Греции, Португалии, Вене, Германии, естественно, и в Тбилиси, и в Батуми у меня было несколько презентаций. Мне очень приятно, что люди интересуются. Мы раньше не задумывались, что существует столько информации про нас, про наш характер, традиции.

Кети Бочоришвили: Часто приходится слышать, что грузинская еда очень вкусная и традиции очень интересные, но она, скажем так, не очень здоровая – достаточно жирная, калорийная. Вы, как знающий человек, как считаете, исходя из тех материалов, которые вы добыли или изучили, или людей, с которыми вы беседовали?

Русудан Горгиладзе: Многие путешественники, которые приезжали в Грузию, например, Шарден, в своих книгах описывают, что грузинская кухня очень здоровая, интересная, разнообразная. Вы можете придерживаться здорового питания, если это вам по вкусу, можете есть более жирное, т.е. она на разные вкусы – это, во-первых. Во-вторых, из-за христианских постов, которые длятся у нас больше чем по полгода…

Кети Бочоришвили: Я не знаю другой страны, где пост настолько приятный из-за обилия постной еды…

Русудан Горгиладзе: По этому поводу в моей книге есть одна ироническая заметка, потому что сам по себе пост был предложен человечеству для очищения души, чтобы тело немного аскетизировало себя, меньше принимало то, что обязательно, но и ограничивало от всего, что представляет удовольствие, для очищения души. То, что сейчас происходит в Грузии, – настоящая вакханалия. Она не имеет абсолютно ничего общего с ограничением, потому что когда ты видишь постный шоколадный торт, то я не знаю, куда еще может зайти человеческая фантазия. Один из важных факторов формирования национальной кухни – это, конечно, религия.

Кети Бочоришвили: Каждый человек, наверное, опирается все-таки и на свои религиозные мировоззрения, когда ищет для себя пищу…

Русудан Горгиладзе: Конечно. Поэтому я считаю, что грузинская кухня очень здоровая, смотря как ее готовить. Разве где-нибудь написано, что надо готовить жирную пищу?

Кети Бочоришвили: Но ведь вкусно готовить все с орехами…

Русудан Горгиладзе: Орехи – это очень здоровая пища.

Кети Бочоришвили: Но не в большом количестве.

Русудан Горгиладзе: Надо регулировать самому. Орехи – это совершенно потрясающая пища, которую все рекламируют. В других кухнях, наоборот, завидуют нам.

Кети Бочоришвили: А есть взаимовлияние кухни и культуры в высшем понимании этого слова?

Русудан Горгиладзе: Смотря что под этим понимать. Я вам скажу, что больше всего бестселлеров во всем мире написано про кухню, потому что человека интересует кухня. Кулинария – это неотъемлемая часть культуры. Она, например, вам расскажет про лингвистику, вы услышите слова, которые раньше не слышали, потому что они пришли к нам с этими продуктами. Во-вторых, это выражение нашей культуры. Под высшей культурой вы имеете в виду поэзию?

Кети Бочоришвили: Музыку, например, то же застолье.

Русудан Горгиладзе: Я вам расскажу очень интересную вещь. В России была женщина по имени Елена Молоховец, которая в 1861 году написала замечательную книгу «Подарок молодым домохозяйкам». Эта поваренная книга, если меня спросить, – энциклопедия жизни. Там есть все, что нужно человеку для жизни. Если правильно управлять семьей, так же можно управлять страной и миром и чем угодно. Это была книга с потрясающими рецептами – не только русскими, но и европейскими. Елена Молоховец была очень образованной женщиной, выпускницей Института благородных девиц, ее книга сразу стала бестселлером. В каждой русской семье должна была быть эта книга, ее дарили на свадьбах, она была совершенно неотъемлемой частью русской культуры. Она издавалась 27 раз. Ни одна русская книга никогда не издавалась в таком количестве, как книга Елены Молоховец. И вот первое, что запретили большевики, когда они пришли к власти, была книга Елены Молоховец.

Кети Бочоришвили: По какой причине?

Русудан Горгиладзе: Потому что в ней таилась идентичность русской души, и они это прекрасно понимали. Евгений Замятин в 30-х годах провел опрос между русскими эмигрантами во Франции. В одной из своих книг он пишет: «Когда я опрашивал своих соотечественников, что для них является самым главным предметом, который выражает их культуру и идентичность больше всего, – на первом месте была Молоховец, а на втором – сборник стихов Пушкина». Когда я в первый раз это услышала, то была удивлена, но теперь уже не удивляюсь, потому что много над этим работала и знаю, сколько всего несет это в себе, что это означает для человека. Это не только еда, которую ты используешь для того, чтобы физически жить, – это неотъемлемая часть культуры. Нашей древнейшей традиции изготовления вина в квеври ЮНЕСКО присудила статус мирового культурного наследия.

Кети Бочоришвили: Вы на этом остановитесь?

Русудан Горгиладзе: На этом остановиться невозможно.

Кети Бочоришвили: Это будет та же стезя?

Русудан Горгиладзе: Да, это будет та же стезя, только сейчас меня больше интересует, как идеология в свое время использовала кухню для того, чтобы пропагандировать какие-то свои ценности.

XS
SM
MD
LG