Accessibility links

Железной дороги из России через Абхазию в Грузию и Армению, скорее всего, не будет. По крайней мере, в обозримом будущем. Огромное советское хозяйство так и останется на всем протяжении от Сухуми до Еревана грудой лома – там, конечно, где его еще не растащили за двадцать лет. Президент Грузии на встрече с президентом Армении, похоже, ничем не обнадежил его, выступавшего явно не только от своего имени, но и от лица всего евразийства. Московского, по крайней мере.

Железная дорога – это не способ передвижения. Это целая политическая доктрина. Так же, как трубопровод – это отнюдь не просто труба. Может быть, Армении она нужна, как говорят медики, по жизненным показаниям. Может быть, Абхазии она не нужна вовсе, но мнением Сухуми никто - прежде всего, Россия – не интересуется. Потому что для России железная дорога отнюдь не только связь со своим последним стратегическим союзником на Южном Кавказе. Для нее это знак и символ. Большого возвращения туда, откуда, казалось бы, уже пришлось уйти, знак нового контроля над регионом, особенно в атмосфере готовящихся альтернатив вроде проекта Карс – Ахалкалаки – Баку.

Для Грузии же это и вовсе целый комплекс символов. С одной стороны, для части властной команды – знак сближения с Россией, причем прагматический, безо всякого политического подобострастия. С другой, для их оппонентов – воплощение предательской переориентации с Запада на Восток, потому что логистика определяет вектор. Но и это не все. В соответствии с еще одной неизбывной доктриной, Грузия, как принято считать многими политологами, всегда должна исходить из непреложности союза с Азербайджаном. Вне зависимости от того, какие там царят политические нравы, потому что они ничто по сравнению с опасностью союза с Арменией. Cоюз c ней – путь к капитуляции перед Россией. Дорога, которая немного приоткрывает Армении мир, вызывает негодование Азербайджана. Значит, сам разговор о дороге – род измены. Особенно на фоне откровенной холодности нынешней грузинской власти к маршруту Карс – Ахалкалаки – Баку. И пусть Сухуми эта дорога не нужна, символ есть символ: Тбилиси в итоге будто нанизывается на недружественную ось Москва – Сухуми – Ереван. Со всеми рисками для дружбы с Баку.


В эту игру увлеченно играют все задействованные стороны. Будто и в самом деле мир изменился после того, как нефть в Европу пошла именно через Супсу и Джейхан. Будто и в самом деле инфраструктуры изменяют положение вещей так, что вокруг них можно учреждать доктрины. А ведь некоторые и по сей день верят, что враги России специально учинили ей войну в Чечне, лишь бы нефтепровод пошел в таком вот русофобском направлении.

Слова же о том, что, будучи реализованными, оба железнодорожных проекта друг друга бы только дополняли, говорят слишком спокойные, потому что профессиональные, люди. Но и они при этом оговариваются: проблема не в политике, а в том, что пока просто нечего возить, каким бы красивым ни было представление о бесперегрузочном пути из Европы в Китай.

Вот, собственно, и все. Грузия безо всякой железной дороги увеличила экспорт в Россию. Правда, за счет вина и воды, то есть в абсолютных показателях – ничего сверхъестественного. И даже немного больше, чем в Евросоюз, и дело не в рельсах, а в товаре. Ассоциация с Евросоюзом пока те же рельсы, которые быстро ржавеют, если по ним не стучат колеса.

Вот тут и кроется деталь для дьявола. Поскольку мир обречен жить в системе символов на грани конспирологии в атмосфере всемирно-исторических значений трасс, коридоров и трубопроводов, то и жить приходится по законам постмодернизма. Даже тем, кто предпочел бы реальность, приходится подчиняться требованию жанра и даже рисковать репутацией – вот в чем самая злая его шутка. Правила становятся универсальными, стереотипы – политологической нормой и политическим приличием. Поэтому если считается непреложностью союз с Азербайджаном, значит, так тому и быть. B связь бакинского политического стиля намертво увязывается с рельсами, шпалами, как прежде с километрами трубы.

И по законам постмодернизма это и в самом деле становится родом реальности и где-то даже формой объективности, в которой надо просто не дать себя запутать. Правила универсальны, и союз с Арменией уже действительно представляется не тем, чем он мог бы быть в реальности, а началом пути в московскую Каноссу. Через Сухуми, конечно. Кто скажет, что это не так? Кто поспорит с тем, что каким-то невероятным образом оказывается политической объективностью?

Правда, если бы по железной дороге было бы что возить, ее бы ко всеобщему удовольствию все равно построили.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG